ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Харьковские топонимы: не вымышленный герой

Актуальное сегодня01 апреля 2021 | 17:32

Топонимы, произошедшие от имен вымышленных персонажей, — явление в мире довольно редкое, но на просторах бывшего СССР они были почти в каждом городе.

Последователи литературного персонажа
Бывшую улицу Корчагинцев, расположенную на окраине Салтовки, знает большинство харьковчан, поскольку возле нее расположен крупный комплекс медицинских учреждений самого разного профиля. Сама же улица хотя и невелика (ее длина немногим более полутора километров), довольно густо населена: здесь преобладает многоэтажная панельная застройка конца ХХ века.
До 1988 года улица носила название Петрозаводская. Собственно, раньше она и была продолжением улицы Петрозаводской, которая тянется по частному сектору Немышли. Теперь это две разные улицы.
Кто такие корчагинцы или, например, тимуровцы, без знакомства с соответствующими литературными произведениями так запросто и не догадаешься. Для большинства современных школьников подобные термины выглядят чем-то малопонятным и воспринимаются примерно так, как их родителями и бабушками воспринимались некогда дореволюционные названия, связанные, например, с религиозным культом.
О Павке Корчагине — главном герое романа Николая Островского «Как закалялась сталь» (1934 г.) — мы знаем не только из этой книги (кто не поленился прочитать), но, пожалуй, больше из фильмов, снятых по этому произведению; их в свое время смотрели по телевидению с большим увлечением. Во многих городах бывшего СССР есть или были улицы Корчагина, ставшего после выхода романа образцом для подражания советской молодежи в борьбе за коммунизм. А вот в Харькове незадолго до распада советской системы появилась улица Корчагинцев.
Считается, что слово «корчагинцы» появилось во время Второй мировой вой­ны на одном из уральских заводов, где по инициативе комсомольцев трудовые достижения передовых рабочих было решено отмечать не только грамотами, но и присвоением почетного звания «корчагинец». Так возникло движение корчагинцев — рабочих, которые выполняли по нескольку трудовых норм. Собственно, это были те же ударники, но уже несшие гордое имя всеми любимого несгибаемого борца за светлое будущее Павла Корчагина да и самого Николая Островского, который в значительной степени списал этого персонажа с себя.
Трудно сказать, что слово «корчагинцы» прижилось так же, как, например, «тимуровцы». После войны всевозможных трудовых движений было довольно много. Комсомольцы задействовались в многочисленных больших стройках, на освоении целины и прочих территорий. Соответственно появлялись такие звания, как «БАМ­овцы», «целинники» и т. п. На заводах, опять же, были «ударники коммунистического труда». Понятно, что в 1960–1970-е годы этих званий и грамот уже было недостаточно для побуждения людей на трудовые свершения: куда лучше срабатывали премии, путевки на курорты или продвижение в очереди на жилье. Но самоотверженность литературного персонажа Корчагина к этому уже не имела отношения…

Сердечная кибернетика
С 2015 года бывшая улица Корчагинцев носит имя Амосова — известного ученого в сфере медицины и биокибернетики, академика НАН Украины и Академии медицинских наук Украины, выдающегося кардиохирурга и, кроме того, талантливого и разносторонне развитого человека. Новый топоним выбран не случайно: улица проходит возле 8-й городской клинической больницы, кардиологического отделения Медкомплекса.
Николай Михайлович Амосов (1913–2002) родился в крестьянской семье в селе Ольхово Вологодской области, впоследствии затопленном Рыбинским водохранилищем. Трудовая биография будущего выдающегося кардиолога началась на… электростанции, где он был начальником рабочей смены. В 1934 году Амосов начал обучение в Заочном индустриальном институте, а в следующем году поступил еще и в Архангельский медицинский институт. Так и получил один за другим дипломы хирурга и инженера. Во время войны работал в полевом госпитале, а впоследствии продолжал заниматься хирургией в Москве.
В 1952 году Николай Амосов переехал в Киев, где прожил 50 лет. Здесь защитил докторскую диссертацию на тему «Резекции легких при туберкулезе», возглавил первую в стране кафедру грудной хирургии для усовершенствования врачей. В 1958-м Амосов начинает сотрудничать с Институтом кибернетики в сфере физиологических исследований. То, что казалось фантастикой, он начинает внедрять в медицинскую практику. Так, в 1963 году впервые в СССР он создал протез митрального клапана. Теперь в Киевском НИИ сердечной хирургии, который в свое время возглавлял академик Амосов, ежегодно проводится около трех тысяч операций на сердце, в том числе 2 тыс. — с искусственным кровообращением.
Имея с юных лет очень широкий диапазон интересов, Николай Михайлович сохранял эту особенность в течение всей жизни. Занимаясь такими жизненно важными органами, как легкие и сердце, он в то же время не был узконаправленным специалистом, рассматривая человеческий организм как единую систему взаимодействия всех органов. Со временем научные исследования Амосова стали еще шире. Он изучал регулирующие сферы организма — химию крови, эндокринную и нервную системы, головной мозг. Его интересовали механизмы разума и искусственный интеллект, психология, социология и глобальные проблемы человечества.
Будучи автором более 400 научных работ, свои знания и опыт Николай Амосов старался передавать не только коллегам-медикам, а всем людям, интересующимся здоровым образом жизни, стремящимся к долголетию в гармонии с окружающим миром. Секретами здоровья он щедро делился, выступая в прессе и на телевидении, рассказывал о том, как сам пре­одолевал собственные недуги. Его повести «Мысли и сердце», «Записки из будущего», «ППГ-2266», «Книга о счастье и несчастье» неоднократно издавались в Украине и за рубежом.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях