ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Искалеченная жизнь… Кто за это ответит?

Актуальное сегодня10 июня 2021 | 16:00

— Сказать, что был удар, — значит ничего не сказать, — вспоминает то роковое утро пострадавший в ДТП Евгений Селихов. — Это было непередаваемо, я даже не понял, что произошло, помню, меня достали через переднюю пассажирскую дверь и кинули на землю. Я валялся на тротуаре в снегу, даже не в снегу, а в грязи…

Более 6 лет прикованный к постели после ДТП молодой парень Евгений Селихов и небезразличные к его горю люди пытаются добиться справедливости… Но всё тщетно!

Роковое утро

В новогоднее утро 1 января 2013 года около 8 часов на Салтовке, недалеко от дома №38 по улице Гвардейцев-Широнинцев случилось ДТП с участием трёх автомобилей. Автомобиль «Митцубиши Паджеро», под управлением водителя Грущака Т. М., не справившегося с управлением, выехал на встречную полосу, где совершил столкновение с двигающимися навстречу по своей полосе, автомобилями. Сначала он врезался в автомобиль «Дача Логан», которым управлял Торопов, а после столкнулся с автомобилем ВАЗ-2106, за рулём которого находился 27-летний Селихов Евгений. Последний в той аварии пострадал больше всех и был госпитализирован в больницу скорой неотложной помощи, где пробыл более чем полгода. Но вернуть Евгения к прежнему образу жизни медикам так и не удалось, он остается парализованным и по сей день. Селихов не способен самостоятельно заботиться о себе. Остальным участникам аварии повезло больше, по крайней мере их здоровье существенно не пострадало.
Свидетельские показания участников ДТП и свидетелей относительно того, что же произошло в то утро на улице Гвардейцев-Широнинцев, не совпадают. Евгений Селихов рассказывает, что автомобиль «Митсубиши Паджеро», двигавшийся на скорости, явно превышающей 100 км в час, по непонятным для него причинам резко изменил траекторию движения и выехал на встречную полосу, где и совершил столкновение с указанными выше автомобилями, в том числе и его. Эти показания полностью совпадают с показаниями свидетельницы Обориной М. И., которая в то утро гуляла со своей собакой. Женщина также утверждает, что видимых причин для изменения траектории движения внедорожника не было – улица, как и проезжая часть, были пустыми, пешеходов или животных не было. Водитель же «Митсубиши» утверждает, что дорогу внезапно стал переходить пешеход, который до этого стоял на тротуаре. Именно с целью избежать наезда на человека он резко повернул руль влево, в результате потерял управление и выехал на встречную полосу. Кроме того, он утверждает, что двигался, не превышая допустимой скорости. Аналогичные показания дает и водитель автомобиля «Дача Логан» Торопов, с которым Грущак, в свете случившегося, определенное время оставался один на один. Кто говорит правду? Косвенно о скорости внедорожника может говорить характер повреждений транспортных средств, особенно «шестерки», фото которой прилагается к материалам дела, да и у «Митсубиши» от удара оторвало левое переднее колесо. Но на основании этих фактов можно лишь предполагать. По логике вещей установить обстоятельства ДТП должно было бы следствие, но именно здесь и начали происходить странности…

Долгое время следствие стояло
на месте
По словам Селихова, за те полгода, которые он лежал в неотложке, к нему никто не приходил брать показания. После того как в июне 2016 года в качестве представителя потерпевшего была допущена адвокат Елена Евминова, она ходатайствовала о том, чтобы Грущаку было вручено сообщение о подозрении. И в деле произошел резкий поворот – внезапно появился ещё один свидетель — Карпинский С., о котором до этого никто не знал и не слышал. Новоявленный свидетель утверждал, что якобы в момент аварии он находился поблизости и видел пешехода, бросившегося под колеса внедорожника. И это спустя почти 3 года… Несмотря на то, что показания внезапно возникшего свидетеля полностью противоречили показаниям уже имевшегося свидетеля Обориной, через 3 дня после подачи ходатайства адвокатом Евминовой, сославшись на свидетельские показания Карпинского, ей было отказано в его удовлетворении.
Не менее интересны и выводы судебной экспертизы, проведенной в декабре 2015-го года. Судебные эксперты Смык А. М. и Стариков Е. Л. подытожили: «В зависимости от дорожной обстановки и состояния автомобиля «Митсубиши Паджеро», а также приемов управления, водитель Грущак Т. М. мог сохранять контроль над управлением данного автомобиля, двигаясь со скоростью 60 км час и, наоборот, мог утратить контроль над автомобилем, двигаясь со скоростью ниже 60 км». Поэтому, по их мнению, несоответствие требованиям пункта 12. 4 правил дорожного движения Украины не состоят в причинной связи с возникновением данной аварии. Другими словами: неважно, превысил Грущак скорость или нет – к делу это не относится… Но при этом в следующем абзаце своего заключения они указывают, что при возникновении опасности для движения водитель Торопов, который управлял автомобилем «Дача Логан», обязан был немедленно применить меры для снижения скорости до полной остановки! По всему, данное правило Грущака не касается и распространяется лишь на Торопова… Также эксперты указывают на то, что в свидетельских показания Селихова, оказывается, не хватает данных, которые в полной мере характеризуют механизм дорожно-транспортного происшествия. То есть для того, чтобы снять вину с Грущака, который на своём авто выехал на встречную полосу, где столкнулся с двумя упомянутыми автомобилями, данных достаточно, а вот для проведения более точной экспертизы — нет… К слову, в 2017 году была проведена повторная судебная экспертиза, к выводам которой тоже возникает много вопросов. В чем же дело?

Рука руку моет?

По словам адвоката потерпевшего Елены Евминовой, на момент столкновения водитель «Митсубиши» работал в правоохранительных органах. Помимо заявлений некоторых свидетелей, на это указывает и то, что когда она ходатайствовала о переносе проведения транспортно-трассологической и автотехнической экспертизы в Киев, сославшись именно на работу Грущака в прокуратуре, возражений со стороны следователя не последовало — судебную экспертизу перенесли в Киев. А подобная процедура, по словам юриста, применима лишь для сотрудников правоохранительной системы. После ДТП Грущак был уволен задним числом. Но без работы не остался – он устроился заместителем главы одного из Харьковских КП. Находятся ли эти факты в прямой зависимости с тем, как расследуются причины аварии? Судите сами. Селихов в своих показаниях следователю прокуратуры указывал на то, что на место ДТП очень быстро приехало много людей, из разговоров которых ему было понятно, что они — сотрудники прокуратуры. Эти же люди, по его словам, разгоняли прохожих, которые вполне могли бы быть свидетелями, призывая их не мешать и расходиться. Кроме этого, Евгений Селихов утверждает, что поначалу его навещал Грущак и неоднократно говорил о том, что у него все схвачено и его вину доказать не удастся. В определенный момент последний даже завел разговор о финансовой компенсации за причиненный вред здоровью Селихова. С целью переговоров к нему в хоспис приехал человек, представившийся представителем Грущака, но дальше разговоров и угроз дело не зашло.
Следствие затягивалось несколько лет. Несмотря на наличие всех необходимых следственных действий и вопреки букве закона, не принималось решение по досудебному расследованию, или же потерпевшей стороне попросту не сообщали об этом решении, о чем адвокат потерпевшего неоднократно сообщала в том числе и в прокуратуру. В конце концов, 29 марта текущего года адвокат Евминова по почте, получила уведомление о том, что еще в ноябре 2019 года уголовное производство относительно ДТП было закрыто… Почему об этом не сообщили потерпевшей стороне или его представителям в установленные законом сроки, неизвестно. Получив извещение о закрытии производства, Елена Евминова стала разбираться, что же послужило причиной для принятия такого решения? Оказалось, что в его основу легли выводы судебной автотехнической экспертизы, согласно которой Грущак не имел технической возможности избежать столк­новения, и его действия не состоят в причинной связи с последствиями случившегося. Упомянуты были показания сомнительного свидетеля Карпинского С. А., который, как вы помните, появился спустя многие годы. При этом с нарушением процедуры, как удалось выяснить, ходатайство о допросе этого свидетеля поступило именно от Грущака, который на тот момент сам проходил свидетелем в данном производстве, а согласно закону Украины — свидетель не имеет права ходатайствовать о допросе других свидетелей. А вот показания первого свидетеля Обориной М. И., которая была на месте происшествия, и это не вызывает ни у кого сомнения, снова следствием во внимание приняты не были. Почему? Тоже не известно. Каких-либо объяснений по этому поводу следователь не предоставил.
Защита Селихова обжаловала упомянутое постановление в Генеральной прокуратуре, поскольку считает его необоснованным и незаконным. Генпрокуратура в свою очередь поручила разобраться в данном вопросе Харьковской областной прокуратуре. Областная прокуратура, согласно утвержденным законом срокам, должна была дать ответ ещё месяц назад. Но на момент написания статьи у потерпевшей стороны ответа не было.
Адвокат Евминова комментирует это так: «Похоже на замкнутый круг. Можно еще в суд подавать на бездеятельность прокуратуры, но наш суд вряд ли пойдет навстречу потерпевшему. По крайней мере потерпевший в это не верит!». Да и где брать деньги на судебные тяжбы? Ведь кроме долгов, у потерпевшего уже ничего не осталось. Из близких людей, которые продолжают ему помогать, осталась только пожилая мама. Но и у нее силы и возможности на исходе — возраст берет свое…
А тем временем Евгений Селихов продолжает находиться в хосписе, без возможности двигаться и без надежды на улучшение своего состояния. Денег на оплату своего пребывания в медицинском заведении уже нет.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях