ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

«История решит, чего мы стоили и чего история стоила бы без нас…»

Актуальное сегодня27 октября 2020 | 14:36

28 октября — День освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков.

«…Волки шли за фронтом. Всех видов и окраса. Собрались они со всего мира на территории войны. Местные жители рассказывали, как после боя волки, особенно красные, невесть откуда появившиеся в наших краях, обходили места сражений, словно хозяева. Рыскали в окопах, рвах, среди разбитой техники. Волки в клочья рвали трупы убиенных солдат. Стаями метались туда, где дымились пожарища, торжествуя на пепелищах.

Мировая война всколыхнула и звериную природу человека. До сих пор трудно понять, зачем к нам приходили твари-люди, после которых на опустошенных территориях могли обитать только твари-звери.
Старики, женщины и дети уходили жить в леса, яры. Села сравнялись с землей, и выжившие, словно мертвые, хоронились под землю — в землянки».
Читаю записки «Кризис и триумф, август 1943 года. Харьковское направление» заслуженного работника промышленности Украины Владимира Тимощенкова.
Владимир Георгиевич Тимощенков — знаковая фигура для харьковского машиностроения. Экс-директор завода «Красный Октябрь», экс-генеральный директор «Электротяжмаша», а в 90-е годы — заместитель министра машиностроения, военно-промышленного комплекса и конверсии Украины. Автор трех автобиографических книг о родных селах на Краснокутщине, родителях и необыкновенных людях, которые встречались на его жизненном пути.
Яркий и страшный образ войны в образе хищного волчьего оскала в его записках производит сильное впечатление. Что заставило его, человека послевоенного поколения, обратиться к теме боев за Харьков?
— Тема жизни! Если бы не было этих трагических боев за Харьков, и меня не было бы на этом свете, — говорит Владимир Георгиевич. — В боях за нашу область чудом уцелел мой отец Георгий, родом со смоленской земли, чтобы после войны приехать сюда к приглянувшейся украинской девушке Наде. Разрушенные и одичавшие в годы войны села на реке Мерло стали оживать. В 1946-1947 годах в них раздался крик первых послевоенных детей, которым и предстояло самим своим рождением закрепить победу отцов, а своим звонким смехом заглушить горе войны.
Трагические сражения за Харьков не должны быть забыты новыми поколениями. С них началось освобождение Украины. Об этих сражениях уже написано много, наверное, и важного, и точного, и противоречивого, и недостоверного. Но в связи с тем, что мой отец — Георгий Алексеевич воевал в составе Воронежского фронта, долг позвал меня перенестись в его военную юность и попытаться осветить некоторые фрагменты боев августа 1943 года. Мне важно было самому осмыслить и понять, что происходило…

***
Немецкому фельдмаршалу Манштейну наступление Красной армии на Белгород и Харьков, сразу же после битвы на Курской дуге, казалось нереальным. По его данным, в ходе июльских боев 1943 года Красная армия понесла огромные безвозвратные потери. Но затянувшаяся оперативная пауза на фронтах была воспринята врагом не как переход наших армий к глухой обороне, а все-таки как скрытая подготовка к наступлению. И враг начал передислокацию крупной группировки войск для сражения за Харьков.
Советское командование план Белгородско-Харь­ковской наступательной операции формировало как оперативный.
Предложения командующих фронтами генералов Ватутина и Конева стали тактической составляющей плана начального наступления. Ставка поручила маршалам Георгию Жукову и Александру Василевскому разработать детали наступления четырех фронтов с учетом предполагаемых результатов в продвижении Воронежского и Степного фронтов.
Кратковременная неопределенность — то ли оборона, то ли наступление — закончилась.
3 августа 1943 года войска Воронежского и Степного фронтов устремились на Слободскую Украину.

***
Сражения Белгородско-Харьковского наступления напоминали острую шахматную партию с локальными кризисами, жертвами, гамбитами.
Командующий Воронежским фронтом, генерал армии Ватутин, выполняя поставленные Ставкой задачи, вел войска в направлениях охвата немецкой группировки в Харькове. 6-й танковый корпус генерал-майора Гетмана 7 августа освободил Богодухов.
В памяти освободителей навсегда осталась впечатляющая картина: за танками, мчавшимися через Богодухов на выполнение боевой задачи, бежали счастливые жители, засыпавшие их яркими георгинами.
Сквозь толпу в солдатской форме царского времени пробирался старик с подносом, украшенным рушником. Увидев могучую фигуру генерала Гетмана, выпятив грудь, величественно поднял поднос. На расшитом полотенце лежала плоская буханка военного хлеба и стояла солонка с крупной серой солью. Гетман обнял старика. Тот задержал руку на погонах:
— І раніше такі носили, ти сам-то із яких будеш?
— Сумський я, із селян, — на украинском языке ответил генерал Гетман.

***
Однако уже к 17 часам вечера в район Ольшан спешно начали прибывать части германской танковой дивизии СС «Райх».
Генерал Михаил Катуков, командующий 1-й танковой армией, в своей книге «На острие главного удара» вспоминает о яростных контратаках врага сразу же после освобождения Богодухова: «Землю сотрясали оглушительные взрывы. Маленький зеленый городок окутало пеленой черного дыма…».
После потери Орла немцы лихорадочно продолжали стягивать под Харьков танковые дивизии СС «Великая Германия», «Райх» и «Мертвая голова». Советская 17-я воздушная армия бомбила коммуникации и скопления стягиваемых противником войск. Рвались бомбы не железнодорожных узлах Славянска, Полтавы. Люботина, Краснограда, Мерефы, Лихачево, Барвенково.
Немцы понимали угрозу окружения и не могли допустить его, потому что это стало бы крахом всего Восточного фронта. А советское руководство воодушевлено желанием достичь эффектной победы — реванша за катастрофу 1942 года. Котел! Немцам организуем котел под Харьковом!
12 августа, когда стало очевидным, что котел невозможен, принимаются решения, которые в тактических вопросах вскоре станут невыполнимыми.
Из письма с фронта танкиста 59-й легкомоторной бригады Ивана Андреева: «Я никогда не забуду Огульцы, как я там горел, как пришлось бежать. В этом бою наш танк с полным боекомплектом подожгли, башня танка отлетела на десять метров. Экипаж еле успел выскочить. Кругом рвались снаряды…».

***
Как сегодня стало известно, в планы немцев также входило создание Богодуховского котла для армий Воронежского фронта. Первый удар — из Великой Рублевки и Константиновки на Колонтаев и Краснокутск в направлении Богодухова, второй — из-под Ахтырки на Богодухов через Каплуновку, третий — с юга по линии Ковяги — Ольшаны. И, наконец, четвертым ударом танковой дивизии «Адольф Гитлер» из Харькова предполагалось окружить армии Воронежского фронта с севера и не допустить прихода им на помощь войск Степного фронта.
Отец вспоминал некоторые эпизоды боевых действий.
Разведчики минометной батареи лейтенанта Бурякова (295-й минометный полк, 6-я гвардейская армия) место почему-то облюбовали возле большой, вольно раскинувшейся дикой груши. Может, привлекала ее одинокая краса, а может, усыпанная мелкими горькими плодами, она напоминала солдатам родные края.
Ночью командира вызвали в штаб. Под утро со стороны Константиновки начала бить дальнобойная немецкая артиллерия. Разведчики едва успели выскочить из блиндажа, как прямым попаданием снаряда он был разрушен.
Наступила тишина, которая бывает в природе только во время двунадесятых праздников: от Преображения Господня до Успения и до Рождества Пресвятой Богородицы.
Мощным рывком через кустарники и сухую траву к месту взрывов мчалась стая ничего не боящихся волков. Солдат дал по ним короткую автоматную очередь. Где же его боевые друзья? Слава Богу, все живы! А солдатам вдруг стало смешно, но даже собственного смеха никто не слышал — всех оглушило. Они только видели черные от прилипшей к ним родной земли, смеющиеся лица друг друга. Красивая дикая груша стала отличной мишенью для немецкой артиллерии.

***
20 августа немцы нанесли два сильных удара: дивизией «Великая Германия» с северо-запада на Краснокутск и с юга, силами дивизии СС «Мертвая голова» на Любовку. Благодаря умелым действиям Красной армии, сражение на левом фланге затянулось до вечера 21 августа. Замысел немцев соединиться у Краснокутска был сорван.
22 августа 1943 года всю ночь на запад от Краснокутска полыхало небо от взрывов. Участник боев за Каплуновку. Николай Белых вспоминает: «…пережил такой бой, что не забыть его всю жизнь тем, кто остался в живых. В немецких окопах шел рукопашный бой… Скрежетало железо и звенели каски под ударами прикладов… противники душили друг друга, били кулаками и прикладами, касками по лицу, и были глухи к взаимным мольбам и стонам. В самый критический момент мы услышали русские крики и стрельбу за спинами у немцев. Через полчаса все было кончено…». Прорыв из Каплуновки на запад был совершен.
Из воспоминаний Галины Петровны Коваль: «В 16 лет мне разрешили идти на фронт. Прибегаю радостная домой:
— Мама, иду на фронт!
Мать потянула меня за косы в военкомат, кричит там:
— Вот у меня четыре похоронки! Куда вы ее забираете? Спросите эту дуру, сколько ей лет?
Но документы ушли, и мама благословила меня».

***
Немцы стреляли не только по нашим войскам, но и по зарослям бурьянов и очерета. Они знали, что там прятались старики и дети. Понимали, что уходят навсегда, и не каялись за безвинно убиенных и замученных.
Они не жалели, что при­шли с войной на нашу землю. Они кляли своих генералов и Гитлера за то, что те не смогли завоевать эти прекрасные края.
Разумеется, тактика выжженной земли фельдмаршала Манштейна была превышением его полномочий. Это были военные преступления. Будучи несогласным с Гитлером по многим вопросам, Манштейн с середины 1943 года вел войну на Восточном фронте с попыткой свести ее вничью. Именно поэтому Манштейн пошел на военные преступления, опустошая украинскую землю, полагая, что это вынудит Сталина просить мира. Но зло, причиненное немцами украинской земле, вызывало к ним ненависть и желание во что бы то ни стало добиться Победы.

***
О том, что ситуация под Харьковом была весьма непростая, свидетельствует и Пауль Карель в книге «Выжженная земля»: Гитлер приказал защищать город. Если теперь армии Степного фронта сумеют быстро прорваться через Харьков к Днепру, группе армий Манштейна придет конец, а группа армий фон Клейста в Крыму будет отрезана… Жизненно важно, чтобы генерал Раус не позволил Коневу прорваться и сковал бы его силы, пока генерал-полковник Гот не остановит армии Ватутина».
В Ставке ВГК полагали, что, завершив после освобождения Харькова операцию «Полководец Румянцев», закончили и Курскую битву. Для истории остались резкие оценки Ставки и Сталина о сражении за Харьков.
Спустя десятилетия военные специалисты и историки внимательно проанализировали стратегию и тактику, хронологию промежуточных результатов Белгородско-Харьковской наступательной операции и пришли к более спокойной и позитивной ее оценке.
По их мнению, в истории Великой Отечественной вой­ны бои южнее и западнее Богодухова (под Ковягами и Ахтыркой) были активно позиционными. Противоборствующие стороны в кратчайшие сроки мобилизовали, сконцентрировали силы, наносили попеременно взаимные мощные удары.
Бывший минометчик в годы войны, харьковчанин Юрий Леонидович Фаворов в своих воспоминаниях обратился к живущим и будущим поколениям: «Современное отношение к истории того периода, мягко говоря, прохладное. История — это наука, а наука интересна только ученым. Зато плодами науки пользуются все. История решит, чего мы стоили и чего история стоила бы без нас!».

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях