ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

К столетию «шевченковцев»: Людмила Попова

Актуальное сегодня29 октября 2020 | 18:25

Театр не врывался в её жизнь, а естественным образом взрослел вместе с Люсей в стенах харьковского Дворца пионеров.

Девочка с удовольствием занималась в балетной студии и одновременно обучалась игре на скрипке. Это не мешало занятиям в школе — была отличницей.

Первая роль

Ее довоенное детство связано с Харьковом, хотя родилась заслуженная артистка Украины Людмила Ивановна Попова 1 июня 1931 года в Киеве в семье инженера «Киевлеспромхоза» и машинистки юридической конторы. Родители рано расстались, и мама с Людой переехали к родственникам в Харьков.
В 1941 году им с теткой удается эвакуироваться в Казахстан. Жили трудно. Но не бывает худа без добра. Людмиле это время врезалось в память встречей с популярными артистами кино Галиной Сергеевой, Борисом Бабочкиным, Михаилом Жаровым и всей актерской командой фильма «Актриса»; а руководил съемками известный советский режиссер Леонид Трауберг. Кинолента хранит в себе кадры с участием одиннадцатилетней Люды Поповой, которой Трауберг предложил сыграть роль в маленьком эпизоде. Впоследствии этот фильм помог родственникам найти беженок: когда «Актрису» показали в освобожденном от оккупантов Харькове, кто-то узнал Люду. Остававшаяся в эвакуации бабушка через киностудию получила сведения о месте жительства дочери и внучки, выслала в Алма-Ату все необходимые для их возвращения документы. В 1944 году Люда с мамой вернулись в Харьков.
Ничего не проходит бесследно, крошечная роль в кино постепенно превращается в мечту стать актрисой. Однако участие в самодеятельных спектаклях школьного драмкружка завершились поступлением на факультет иностранных языков Харьковского педагогического института в группу художественного перевода с английского. И вот — судьба: ей на глаза попадается объявление о том, что Харьковский театральный институт объявляет дополнительный набор на первый курс актеров драматического театра и кино. Прослушалась на конкурсных экзаменах и была принята на курс народного артиста СССР Ивана Марьяненко.
С первых ролей в студенческих спектаклях Людмила Ивановна заявила о себе как обладательница яркого лирического амплуа, которое от роли к роли обретало черты многогранной трагической героини. Особенно выразительно это проявилось в драме-феерии «Лїсова пїсня» Леси Украинки, в которой, по утверждению режиссера-педагога Трофима Ольховского, «она блестяще сыграла роль Мавки».
Убежденность в том, что она станет актрисой легендарного украинского театра, подтверждалась удачно сыгранными ролями в других спектаклях. Так оно и вышло: в 1954-м её дебютом на профессиональной сцене желанного харьковского театра стала роль Христи в спектакле «Повїя» Панаса Мирного. Предполагали, но не ожидали от вчерашней студентки театрального института такого проникновения в сложный сценический образ и такой высочайшей эмоциональной отдачи. Очевидцы рассказывают, что Христя в исполнении Поповой развеяла все привычные представления, сложившиеся об этом сценическом персонаже в трактовках других исполнительниц; а ведь эту роль играли самые известные украинские артистки. Успех превзошел все ожидания! Театральные критики заговорили о молодой актрисе как о достойной продолжательнице лучших традиций сценического искусства, когда-либо представленных харьковской театральной школой.

Всегда поиске

Ведущие актрисы Харьковского академического театра им. Т. Г. Шевченко, покидая сцену, передавали свои роли из рук в руки Людмиле Поповой. Так случилось с Лучицкой в «Талане» Старицкого и с Оксаной в «Гайдамаках» Шевченко — в свое время в этих ролях на подмостках блистала неподражаемая Валентина Николаевна Чистякова.
В 1956 году режиссер Бенедикт Норд приступает к репетициям шекспировского «Гамлета», а образ Офелии доверяет Людмиле Поповой. Роль была сыграна столь великолепно, что зрители с трудом подбирали слова, чтобы выразить своё отношение к увиденному. Поэты посвящали Поповой-Офелии стихи, писатели публиковали в прессе восхищенные эссе, а не обладающие высоким стилем критики молчали, не находя слов. Известный украинский скульптор Иван Воропай, вдохновленный сценическим образом Офелии, вырубил в мраморе портрет Людмилы Ивановны в этой роли.
За первое десятилетие своей сценической карьеры Людмила Попова подарила зрителям радость встречи с женскими персонажами из пьес Шекспира, Старицкого, Горького, Корнейчука, Зарудного, Розова и Арбузова. В каждой из появлявшихся на

«Гамлет» — Офелия

сцене женщин жила судьба и, надо сказать, всегда нелегкая. Умела Людмила Ивановна находить и наполнять яркую форму своих сценических героинь конфликтным трагическим состоянием. Все сыгранные ею женщины были красивы и умны ровно настолько, насколько допускала того сценическая версия режиссера-постановщика. Практически никогда не изменяясь внешне, она ни разу не показала со сцены ни одного похожего характера. Происходило это естественно и многим казалось, будто каждый сценический характер удается ей создавать без особого труда. Но это не так, она хорошо понимала, что если не прилагать усилий, то данный Богом талант может завершить свой вдохновенный порыв на какой-то одной роли, пусть даже профессионально сыгранной. Людмила Ивановна вполне осознанно определяла грань между техникой актерского исполнения и работой над духовно-интеллектуальным наполнением сценического образа. Более того, никогда не оставалась одинаковой в одной и той же роли — все они изменялись в процессе обретения актрисой сценического совершенства. Под этими словами следует понимать, что профессиональный рост позволял ей искать и находить новые черты в любом создаваемом Людмилой Поповой сценическом образе.

«Трехгрошовая опера» — Дженни

Свидетельствую это по её надолго запомнившейся зрителям трактовке сложного характера Дженни Малины из «Трехгрошовой оперы» Бертольда Брехта, поставленной режиссером Изакином Гриншпуном в 1975 году. Признаюсь, никогда не испытывал желания смотреть спектакли несколько раз, а из-за этой актрисы в жизненно-органичном сочетании всего ансамбля исполнителей часто приходил на «Трехгрошовую оперу» как на праздник, получая ни с чем не сравнимое удовольствие от дуэта Дженни Малины — Людмилы Поповой и Мэкки Ножа — Владимира Маляра. Дух захватывало задолго до их дуэтного зонга! Под мелодию страстного танго на нас обрушивался эмоциональный шквал в яростном противоборстве любви, ненависти, сострадания, равнодушия и, в конце концов, ироничного всепрощения. В непривычном для драматического театра эпическом приеме брехтовского эффекта отчуждения виртуозно отыгрывались две сложности, без которых этот прием не имеет смысла — характер персонажа и стороннее отношение к создаваемому персонажу артиста. В этой роли Поповой удавалось передавать многозначительный сценический характер, который давал нам возможность понимать, с чем соглашается, а что осуждает и не принимает актриса, исходя из поступков и характерных особенностей Дженни Малины. Гениально!
Остается загадкой, как Людмиле Поповой в каждой роли удавалось становиться хозяйкой всего сценического пространства? Редкая особенность, свидетельствующая о высочайшем уровне профессионализма, которому, к сожалению, не научишься ни в одном театральном вузе.
Вне всякого сомнения, эта артистка обладала редким даром интуитивного восприятия нервной организации каждого сыгранного ею сценического персонажа, а это говорит о том, что она могла исследовать роль не только на уровне осознания возможностей сценической героини, а углублялась в проблемы её жизненных перипетий на уровне подсознания.
***
В конце 1980-х Людмила Ивановна неожиданно для всех оставляет сцену и радикально ограничивает круг своего общения. Спустя почти два десятилетия жизни вне театра 26 сентября 2008 года она умерла…

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях