ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Казанова: если бы молодость знала, если бы старость могла…

Актуальное сегодня11 мая 2021 | 16:38

В Харьковском академическом театре кукол им. В. А. Афанасьева восстановлен спектакль «Казанова» по произведениям Марины Цветаевой и мемуарным хроникам Джакомо Казановы.

В первой режиссерской версии этого спектакля роль молодого Казановы играл популярный артист творческого объединения «Прекрасные цветы» Артем Усик, а в этой трактовке его заменил Максим Татарчук. Таким образом, обновленный вариант «Казановы» можно считать премьерой нынешнего театрального сезона.

Бывший сердцеед

Спектакль решен в сложном режиссерском приеме с многочисленными переменами мест действия, но в то же время без картинных изменений в декорационном оформлении. Такую сценографию принято называть симультанной, то есть не изменяющейся на протяжении всего сценического времени. Однако пьеса, написанная и поставленная режиссером Оксаной Дмитриевой, требует нескольких локальных позиций для точечных мизансцен, переносящих наше внимание из одного символического интерьера в иной.
В первой картине действие происходит в замке Дукс, где преклонного возраста Казанова (заслуженный артист Украины Игорь Мирошниченко) служит библиотекарем у графа Франца де Паула фон Вальдштейна, собирающего уникальную коллекцию бабочек. В замке происходит первая конфликтная ситуация, определяющая перспективу драматического действия. Объясняется унизительное положение Казановы, подвергающегося насмешкам со стороны задиристых слуг (артисты Александр Маркин, Михаил Озеров, Павел Савельев). Игорь Мирошниченко играет человека, уставшего от оскорблений, внутренне сопротивляющегося положению закомплексованной жертвы, которое ему навязывают слуги и гости графа. А ведь именно такого, обремененного комплексом неполноценности Казанову, обитатели и гости замка хотят видеть в некогда известном обольстителе женских сердец, отважном авантюристе, ловко наставлявшем «рога» мужьям знатных дам. В этой сцене на актера возлагается сложная задача выявления внутренних противоречий, которые бы заставили Казанову отмотать ленту воспоминаний к событиям минувших лет, пытаясь разобраться в причинах, приведших к трагическому финалу. Игорь Мирошниченко предлагает нам вместе с ним задуматься: какую цену придется заплатить его сценическому герою в конце жизни? И надо отдать должное, актер четко определил исток драматического действия роли, подготовив нас к восприятию прошлой жизни пожилого Казановы через второй действенный план с участием молодого Казановы (артист Максим Татарчук). Таким образом конфликт, перенесенный на другого актера, изменил качество сценического действия, дав зрителям возможность зримо воспринимать параллельную линию жизни одного и того же сценического героя в трактовке двух артистов.

Лунарный человек

Театральный художник Наталья Денисова разработала сценическое пространство на трех платформах различной высоты. На авансцене работает универсальная (по необходимости появляющаяся и исчезающая) выездная площадка. На первом плане между двумя платформами имеется пространство, удобное для быстрых перемен. Третий ярус являет собой декоративную антресоль, которая служит местом обитания на серебристом полумесяце мистического персонажа — Лунарного человека (артист Виталий Бурлеев).
В спектакле Лунарный человек символизирует скрытые качества (невидимую сторону Луны), которые только Казанова знает о себе, то есть не внешнюю, а внутреннюю сторону себя самого, которая всегда реагировала прежде, чем он успевал что-либо подумать или осознать. Прекрасный символ, работающий на опережение. Лунарный человек до определенного возраста появлялся в жизни молодого Казановы, спасая, предупреждая, предлагая вероятный выбор, но самонадеянный баловень никогда не прислушивался к своему же внутреннему голосу. А ведь именно Лунарный спасает новорожденного Казанову от символизирующих смертельную опасность огромных Раков (ростовые куклы), которые появляются в момент его рождения и гибнут в кипящей воде. По воле Лунарного посещает юношу божественная Фортуна (артистка Виктория Мищенко), и он получает символический поцелуй удачи, но вместо того, чтобы посвятить драгоценный дар добродетели, использует его для достижения порочных целей.
«Всё можно — под луной!» — с этих слов начнётся самый бурный роман в жизни Казановы. Генриетта (артистка Виктория Мищенко) без труда покорит пылкого итальянца, но однажды таинственно исчезнет, и разлука с ней превратит безутешного Джакомо в самого беспощадного сердцееда Европы…

Цветы и шмель

Астральные сцены с участием сценического персонажа Максима Татарчука органично вплетаются в канву реальных воспоминаний Казановы пятью пластически выраженными фрагментами, которые можно было бы назвать интермедиями, однако стройность их сюжетной последовательности не позволяет этого сделать. Вернее будет отнести их к небольшой жанровой форме драматического фарса, герой которого иронично сожалеет о некогда содеянном. В фарсовых сценах талантливо управляют ростовыми куклами артистки Наталья Гранковская, Ольга Коваль, Виктория Мищенко, Ольга Мохленко, Алена Озерова и Валентина Рычагова.
Их действие сопровождает музыка американского композитора-минималиста Филиппа Гласса. Музыка и свет нивелируют реальность происходящих событий, и они уже воспринимаются нами с необходимой долей условности — будто явь растворяется в мелодии цветных снов. Повторяющимся вариациям в буквальном смысле из нескольких нот соответствует хореографическое решение танцевальных сцен, поставленных балетмейстером Инной Фальковой в стиле фэнтези. Более всего это ощутимо в дивертисменте драматического фарса «Цветы». В колыхающихся плодоножках (ростовые куклы) огромных алых соцветий, жаждущих «опыления», мечется шмель (молодой Казанова). Цветы жадно притягивают его к себе, стараясь поглотить целиком. Шмель вырывается, но тотчас попадает в пышные объятия соседних лепестков. Изможденного насекомого цветы отбрасывают от себя, словно ненужный фантик от съеденной конфеты… Чувственный танец стал олицетворением неминуемой расплаты, в свое время предсказанной Казанове жителем Луны — его символическим ангелом-хранителем. Но самонадеянный «опылитель» сотен женских сердец вряд ли полагал когда-либо, что «под занавес» выйдет на поклон в им же сочиненной трагедии.
Свет притеняется, исчезают яркие мистические персонажи, и мы из мира астрального возвращаемся на грешную землю. Перед нами предстает Казанова, в глазах которого появилась надежда. И действительно она устремилась к нему навстречу в образе влюбленной девочки. Франческа уверяет, что видит в нем не старика, а своего возлюбленного… На мгновенье вновь взыграла кровь в жилах Казановы… Но какая-то неведомая сила предостерегла… И он впервые в жизни испугался своего ответного чувства, скрываясь бегством от невинного создания…

Михаил Милый,
студент театроведческого факультета Харьковского
национального университета искусств
им. И. П. Котляревского

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях