ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Пандемия страха

Актуальное сегодня04 февраля 2021 | 15:14

С началом пандемии коронавируса врачи во многих странах мира отмечают ухудшение психического состояния общества в целом.

Ужас ожидания

Участившиеся случаи депрессии, тревожного синдрома — эти и другие психические расстройства у населения констатируют специалисты по всему миру, причем это касается не только «ковидных» пациентов с тяжелым протеканием болезни, но и людей, которые не болели коронавирусом и не сталкивались с ним в кругу своих близких и знакомых. Врачи не исключают, что последствия такого массового нарушения психики могут проявляться еще долгие годы.
Безусловно, стресс у многих людей вызван не только угрозой заражения новым вирусом (к чему некоторые до сих пор относятся скептически), но и самим переходом на карантинные условия существования. Для кого-то проблемой стало вынужденное постоянное пребывание дома на фоне неуживчивости с другими членами семьи. У многих из-за карантина пострадал бизнес, что вызвало неуверенность в завтрашнем дне. То же самое ощутили люди, попавшие под сокращение на работе. Нелегко приходится экстравертам, любящим активное общение… И все это продолжается не неделю или месяц, а уже почти год, что, естественно, накладывает отпечаток на характеры и поведение многих людей.
Ученые Университета Флиндерса (Австралия) провели онлайн опрос среди 1040 респондентов из пяти стран, чтобы выяснить, как часто они ощущают беспокойство и думают о пандемии. Абсолютное большинство опрошенных пожаловались на стресс. У 13,2% исследователи выявили признаки посттравматического стрессового расстройства — тревогу, бессонницу, депрессию, панические атаки.

Как правило, это расстройство возникает после травмирующих событий, но может проявиться и из-за напряженного ожидания катастрофы. Примечательно, что всего 2% опрошенных сами столкнулись с Covid-19, и только у 5% переболели родственники или знакомые. Большинство же респондентов испытывают стресс именно от страха за свое будущее на фоне пандемии. Об этом говорят и харьковские ученые.
— Если люди имели какие-то расстройства, то в условиях пандемии они могут усилиться и проявиться, — рассказала журналистам на заседании Харьковского пресс-клуба заведующая кафедрой психологии Харьковского национального педагогического университета им. Г. С. Сковороды, доктор психологических наук Тамара Хомуленко. — Наиболее негативные психические явления — это страх и стресс из-за пандемии. И даже если люди раньше не были склонны к таким эмоциональным состояниям, то теперь они все равно активизируются. Все это влияет на активность нашей иммунной системы, которая призвана защищать нас от разно­образных инфекций. Конечно, мы испытываем страх, когда слышим негативные новости. А когда еще видим цифры, информирующие о количестве заболевших и умерших, это вызывает ужас в нашем мозге. Мы должны помнить, что у любого страха есть свое основание. Человеку присуща потребность в комфорте и интеграции, когда он чувствует себя не одиноким. Если этого нет, то возникает ощущение незащищенности.

Философия ковида

Вынужденное ограничение активной деятельности человека в глобальных масштабах дало возможность для самовосстановления природы в разных уголках земного шара. В прошлом году во время весеннего жесткого карантина в европейские города стали заходить дикие животные, венецианская лагуна начала очищаться от мусора и т. д. Есть мнение, что в этом и заключается определенное «призвание» пандемии: мол, что-то же должно образумить зарвавшееся человечество, которое очертя голову движется в сторону экономического и экологического кризиса. О правилах жизни в условиях новой для нас реальности Тамара Хомуленко написала книгу «Covid-19 в большом городе».
— Пришло время понять, что мы являемся частью большого целого, и если мы не изменимся, пандемия будет продолжаться, — считает Тамара Хомуленко. — Весной во время карантина меня не покидало ощущение, что происходящее с нами напоминает древний ритуал инициации, то есть перехода человека с одного уровня существования на другой. Инициацию проходили шаманы, вожди, простые люди… Например, переход во взрослое состояние у древних народов сопровождался не выпускными вечерами в школах, а очень сложными ритуалами. Не все могли их пройти, и даже не каждый выживал при прохождении тех заданий, которые должны были подтвердить его статус взрослого человека. Побывав на грани жизни и смерти, люди получали какое-то новое понимание и переходили на другой уровень. Сегодня все признаки инициации у нас есть. Надо только осознать это и с достоинством пройти «ритуал», который дает нам возможность перейти в новый мир. Надо относиться к происходящему как к тому, что нас чему-то научит. Пришла пора понять, например, что лучше тратить усилия на сохранение здоровья, а не на лечение, обратить внимание на моральные ценности, перенести вектор с конкуренции в сторону сотрудничества и более бережного отношения к окружающему миру.

Ксенофобы и скептики

Столкнувшись с угрозой для жизни и здоровья, люди начинают не только бояться самой болезни, но и настороженно относиться к окружающим.
— Есть достоверные научные данные о том, что в условиях любой эпидемии у людей массово пробуждается ксенофобия — страх и неприятие всего чужого, — говорит Тамара Хомуленко. — А под эту категорию можно отнести все что угодно. Поэтому мы должны быть осторожными с этими ощущениями, понимать, что они пробуждаются в нас автоматически. Настороженное отношение к чужакам было всегда, в том числе и потому, что они могли принести какую-то болезнь, от которой в обществе нет коллективного иммунитета. Теперь же мир стал глобализованным, и такая настороженная реакции эволюционно неоправданна, но она сохранилась у нас интуитивно.
Несмотря на то, что счет жертвам коронавируса на планете пошел уже на миллионы, часть людей продолжают «не верить» в коронавирус, убеждая окружающих, что это, мол, мировой заговор и т. п. Психологи считают, что такое поведение тоже может быть признаком определенного психического расстройства.
— Идеология таких «скептиков» опасна для общественного здоровья. Я считаю, что они являются социальной угрозой, — говорит кандидат психологических наук Максим Жидко. — Если они это понимают и выполняют правила безопасности, но остаются при своем мнении, это можно считать свободой мышления. Но если они не придерживаются правил безопасности, то это уже девиантное поведение и, соответственно, поле деятельности для психолога.

«Корона» нас улучшит?

«Все, что нас не убивает, делает нас сильнее», — это известное выражение не слишком подходит к Covid-19: те, кто переболел им, жалуются как раз на то, что стали чувствовать себя хуже, чем до болезни. Но для общества в целом пандемия может принести определенную пользу, считает Максим Жидко:
— Любой кризис имеет позитивный аспект в том, что он выявляет на практике слабые места — организма, индивидуумов, общества… А это значит, что благодаря кризису мы имеем возможность эти слабые места укрепить. И опыт прошлых исторических событий, будь то эпидемии, войны или другие социальные или экономические кризисы, наглядно демонстрирует, что через несколько лет формируется более лучший вариант устройства общества, чем было перед этим травматическим событием. Я считаю, что коронакризис выявил слабые места в системе мировой медицины, в системе распределения социальной помощи, в системах обучения, воспитания, культуры. И благодаря тому, что каждая из этих систем пытается адаптироваться к изменившемуся миру, мы будем иметь их улучшенные версии.
Фото Святослава
Проскурина.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях