ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Прерванный полет

Актуальное сегодня28 сентября 2020 | 19:51

В пятницу, 25 сентября, около 20.50 на Харьковщине на расстоянии около 2 км до военного аэропорта Чугуева во время учебного полета произошло падение самолета АН-26 с последующим возгоранием. В 21.53 пожар самолета ликвидирован.
Всего на борту находилось 27 человек (7 членов экипажа и 20 курсантов). В результате катастрофы 25 сентября погибли 25 человек, 1 человек 26 сентября умер в больнице и 1 человек травмирован (находится в военном госпитале).
Самолет разбился при заходе на посадку. По предварительным данным, пилот самолета сообщал о проблемах с левым двигателем.
Как сообщил заместитель министра внутренних дел Украины Антон Геращенко на своей странице в социальной сети Facebook, командир корабля имел налет около 800 часов. В этот день планировалось сделать до 10 взлетов и посадок для отработки стандартной процедуры обучения. Все это в период с 18.30 до 23 часов. Самолет осматривался техническими специалистами после каждой посадки, после чего взлетал снова. Как уточнили в СБУ, учебные полеты самолета Ан-26 начались в 18.50 и должны были продолжаться до 22.50. Учебным планом была предусмотрена подготовка курсантов летной и штурманской специальностей в соответствии с курсом боевой подготовки. По предварительной информации, непосредственно управление самолетом курсанты не совершали — управление выполнял командир экипажа. Однако около 20.38 по местному времени командир корабля связался с диспетчером и заявил о неполадках с левым двигателем. При этом он был в целом спокоен и готов к посадке самолета на одном двигателе, так как это предусмотрено техническими регламентами. В то время видимость была ясной, ветер — минимальный. С момента оповещения о неполадках прошло около 8-9 минут, когда командир корабля сказал диспетчеру о готовности к посадке. Но через пару минут самолет пропал с радаров. В 20.45 произошло столкновение самолета с поверхностью земли.

Для установления причин аварии создана спецкомиссия, в которую, в частности, вошли судмедэксперты, представители «Украероруха», ГП «Антонов», Мин­обороны, ГБР и Генпрокуратуры. На данный момент проверяются четыре версии: техническая неисправность; ненадлежащее исполнение служебных обязанностей экипажем; ненадлежащее исполнение служебных обязанностей ответственными за управление полетами.
Глава Харьковской ОГА Алексей Кучер сообщил об изъятии «черных ящиков» из военного самолета АН-26. По его словам, бортовые самописцы отправили на экспертизу. «Насколько мне известно, бортовые самописцы изъяты, они еще не исследованы. Я точно знаю, что за 45 секунд — минуту перед падением с управляющим пилотом общался летчик, они обсуждали возможности посадки», — рассказал губернатор, отметив, что он акцентирует внимание на одной причине — халатности — и рекомендовал правоохранителям обратить особое внимание на эту версию. «По моей информации, с момента, когда пилот запросил посадку, люди, отвечающие за нее, ответили только через минуту. Якобы это произошло из-за того, что посадили другой борт. При этом мы возвращаемся к тому, что на тот момент было известно, что один из моторов не работал, — рассказал журналистам глава ХОГА. — Тут нужно выяснить — каким образом отдавался приоритет борту, который пропустили. А через минуту, мы знаем, что, увы, наши ребята потерпели крушение на этом самолете».
По информации руководителя области, решающее слово должно быть за следствием и соответствующими комиссиями. Но Алексей Кучер настаивает на тщательной отработке этой версии в самые краткие сроки. Ведь эта катастрофа — угроза обороноспособности страны.
Обстоятельства гибели 26 летчиков на борту курсантского Ан-26 в Чугуеве вскрыли серьезные проблемы в порядке эксплуатации и обеспечении безопасности самолета, которые требуют изучить ответственность руководства Минобороны, Вооруженных сил и авиазаводов, написал журналист Юрий Бутусов в издании «Цензор.Нет». Безусловно, полная картина катастрофы станет ясна только после расшифровки черных ящиков и последующей экспертизы, однако ключевым фактором в цепи событий, как заявлено сейчас в Минобороны, стал выход из строя двигателя.
25 сентября Ан-26 совершил успешно пять вылетов, катастрофа произошла в шестом. Согласно докладу командира корабля Богдана Кишени, почти сразу после взлета, за 7 минут до катастрофы, вышел из строя датчик ИКМ — измеритель крутящего момента левого двигателя. Командир корабля имел время оценить обстановку и повел самолет на посадку. Судя по видео, Ан-26 снизился на небольшую высоту, включил посадочные фары и заходил на хорошо освещенную посадочную полосу. Потеря управления и трагедия произошли за 5 секунд. Самолет резко ушел влево с посадочной глиссады и врезался в землю.
Что же произошло с двигателем? Посмотрим на состояние двигателя по документам.
Юрий Бутусов получил официальное заключение по состоянию двигателей самолета от источников в ГП «Антонов», которое с 10 до 20 августа 2020-го года выполняло работы по продлению ресурса самолета и подготовило Акт исследования от 20.08.2020 №26/5608/2020/19.
Итак, двигатель АИ-24ВТ № Н474ВТ128 был изготовлен 30.12.1977 года. Капитальный ремонт двигатель проходил в 1990 году, и срок службы двигателя после этого капремонта был установлен в 13 лет и 1750 летных часов. Таким образом, в 2003-м году двигатель подлежал ремонту или замене согласно регламенту. Однако на июнь 2020-го двигатель наработал после капремонта 2339 летных часов — на 589 часов больше, чем допустимый после капремонта максимум! Проще говоря, двигатель был крайне изношен, а его эксплуатация была рискованным делом.
В июне был проведен плановый осмотр двигателя с целью очередного продления ресурса. В июне 2020-го года согласно письму УЭР/9-01013 от 24.06.2020, ресурс двигателя Ан-26 с бортовым номером 76 был продлен специалистами завода «Мотор Сич» до 5 июня 2021-го года и 2550 летных часов. То есть на 800 часов больше, чем было положено по документам по эксплуатации в СССР!
«Погиб, считайте, весь курс, — говорит курсантка Харьковского национального университета воздушных сил имени Ивана Кожедуба Людмила в интервью «Фактам». — И инструкторы, которые были на борту, — очень опытные и ответственные. Поэтому озвученные в некоторых СМИ версии о том, что ребята якобы перепутали дорогу со взлетной полосой — это полный абсурд. Летели профессионалы, которых сопровождали опытные пилоты. Мы сами до конца не знаем, что там произошло. Да, техника была старой, но ведь она проходила техническое обслуживание. И тут, скорее, могут быть вопросы к тем, кто это обслуживание осуществлял.
На самом деле мы все потеряли родных людей. Я, как и погибшие ребята, учусь на третьем курсе, только на другом факультете. И могу сказать, что мы все здесь, как одна большая семья. Мы все время вместе — независимо от того, кто на какой специальности. Все друг друга знают и любят. У нас одна цель — летать, и она нас объединяет. В любом вузе есть случайные люди, но здесь такие, как правило, отсеиваются за первые два года. А на третий курс идут уже те, кто точно знает, чего хочет.
Ничто не предвещало беды, это были обычные учения, практика… Вспоминаю, как вчера днем встретила на территории университета одного парня — однокурсника ребят, которые погибли. Он есть на общих фотографиях, которые сейчас везде публикуют. Зная, что у ребят должны быть учения и увидев его в гражданской одежде, я удивилась: «Почему не в форме?» — «Да я отчисляюсь», — сказал он. Получилось, что это неожиданное решение парня спасло — если бы он не отчислился, тоже оказался бы в том самолете. А еще одному курсанту прямо перед полетом стало плохо — резко подскочило давление. В последний момент его не взяли — и это спасло ему жизнь. Среди ребят, которые были на борту, выжил только Вячеслав Злочевский… Говорят, что его состояние стабильное и угрозы жизни нет. Мы надеемся, что он поправится»…
Полина Вовчик.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено

Актуальное сегодня

Cледите за нами в соцсетях