ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Пять выставочных залов как повесть о сущем

Актуальное сегодня30 ноября 2020 | 16:46

All-focus

В Харьковском художественном музее демонстрируется выставка живописи и графики доктора искусствоведения Александра Шило, профессора кафедры изобразительного и декоративного искусства Харьковского национального университета строительства и архитектуры.

Название масштабной экспозиции «Summa ontologia» можно приблизительно перевести как «Итог учения о бытии».

Портрет — всегда экзамен
— Александр Всеволодович, вы представляете не вернисаж, а прямо-таки авторский анализ своей творческой и педагогической деятельности за несколько десятилетий.
— В некотором роде. По сути, мое творчество не существует отдельно от моих учеников. Уча их, каждый раз открываю для себя что-то новое.
— Вы не будете против, если мы начнем осмотр-лекцию с зала по вашему выбору?
— Тогда — зал №1. Портрет — основная тема и источник моего художественного интереса в течение довольно длительного времени: чем сложнее ставилась портретная задача, тем интереснее было ее решать. Портрет требовал от меня искреннего увлечения избранной моделью. Опыт заказных портретов оказался неинтересен, поэтому я сориентировал свое внимание на «быстрый этюд», в котором основная задача — мгновенно уловить характер портретируемого.
Портрет — всегда экзамен. Со временем пришло понимание, что нельзя относиться к портрету, как к вещи, его можно создавать только в ритме жизни. Избранная модель на холсте или картоне по своим внешним и внутренним качествам должна иметь сходство с оригиналом и выражать его характерные особенности.
Уделил портрету много времени не только в своем творчестве, а еще и в искусствоведческих исследованиях, поднимая в научных работах важную для меня тему о природе портретного образа и многочисленных способах его пластического воплощения.

(Не) «мертвая натура»

— Экспонируемые натюрморты привлекают не выразительно прописанным прототипом вещи, а широкой гаммой всевозможных оттенков. Признаюсь, не ожидал от гуаши такого разнообразия цветовой палитры. Она творит чудеса особенно в натюрмортах, написанных на темном фоне, при полном отсутствии источника света. Странно, но только блик, случайно попадающий на стекло, металл или фарфор, выдает объем обозначенной на рисунке формы. Как вам это удается, ведь рисунок необходимо завершить до высыхания, изменяющий цвет краски?
— Это зал №2. Если дать нанесенной на бумагу гуаши высохнуть, то очень трудно будет найти совпадающий оттенок при соединении сырой краски с сухой на рисунке — спасает только метод «быстрого этюда». Еще в студийные времена мне объяснили, что форму надо любить как таковую, независимо от ее художественной причастности, после чего для меня основными жанрами стали портрет и пейзаж, а вот натюрморт в процессе обучения живописи я долго не любил. Надо было делать над собой усилия, чтобы описывать «мертвую натуру», следовательно, делал это редко. Но после того как стал преподавать в вузе, вынужден был писать натюрморты вместе со студентами. Со временем нелюбовь сменилась увлеченностью. Так появилась серия натюрмортов, которую я назвал «Предметы». Однако главенствующую роль в ней играют не предметы, а живописная цель, достигаемая посредством цветового и светового решения. В этом контексте форма, материал, фактура становятся основными темами живописного решения общей композиции.

Натюрморт + бюст = ?

— Войдя в зал №3, теряюсь в терминологических определениях. Какой сделать вывод: перед нами портрет или натюрморт, портрет в натюрморте или натюрморт с портретом?
— Вы спрашиваете, как понимать натюрморты с гипсовыми бюстами, которые используют рисовальщики в академических классах? С одной стороны, каждый из представленных рисунков, конечно, натюрморт, но с другой, как на него ни смотри, в своей основе — портрет. Побывав в 2008 году в Капитолийских музеях Рима, где представлены мраморные подлинники тех самых гипсовых голов из академических классов, у меня появился замысел создать серию «Исторический портрет». На выставке «Summa ontologia» эта серия представлена полностью.

Цифровые технологии

— Этот вернисаж хочется пропеть словами песни «Часто простое кажется вздорным, черное — белым, белое — черным». Практически на каждом картоне присутствует ваш абрис, как своеобразный автопортрет в интерьере, где черное рисует форму белого, а белое придает форму черному. Что это за странная техника письма?
— То есть мы в зале №4 и говорим о серии «Принты». Эти картины создавались в особой технике с использованием цифровой печати. Современные технологии открыли в данном направлении новые аспекты печатной графики. Появилась возможность работать с форматом изображения, то есть переводить малую форму в большой масштаб. Пластические задачи, решаемые в малой форме, — те же, которые решаются и в работе с большим форматом, с той лишь разницей, что малая форма позволяет делать рисунок за более короткое время интенсивно и сосредоточенно. В этой сфере творческой деятельности (в общем контексте художественной практики) задачи формально-пластического характера являются важнейшими. Их решение в работе над малой формой позволяет впоследствии не только переводить её в большой масштаб, но и превращать в произведение монументального искусства, а это по-новому выстраивает связь цифровой печати с искусством графики.

Без «этюдной тоски»

— В зале №5 среди большого количества миниатюрных набросков цветными фломастерами, выделяются несколько прекрасных этюдов написанных маслом. Мастерски владея этой техникой, вы почему-то отдаете предпочтение гуаши, а масляной живописью только забавляетесь. Вам не кажется, что наступаете на горло собственной песне?
— То, что вы называете миниатюрными набросками, пишу ради удовольствия, а размер удовольствия не зависит от размера картинки. Удовольствие приносит общение с живой природой. Без натуры, независимо от мотива — будет ли это человек, натюрморт либо пейзаж, — мне работать скучно, возникает «этюдная тоска», приходит вопрос: а зачем я это делаю? Если он только возникает, значит, работу надо прекращать, путного уже ничего не выйдет. А создание картин на природе увлекает. Причем даже когда натура на первый взгляд неприметна, я стараюсь найти в ней то, за что можно зацепиться, что может увлечь.
В пейзаже особенно важна тональная тема. Ее я решал в серии работ «В нашем старом саду», написанных с одной точки в течение нескольких лет в одно и то же время суток, но в разное время года, при разной погоде, состоянии освещения и тому подобное.
Особый разговор — этюды, выполненные в путешествиях. Здесь представлены работы, написанные в 2019 году во время поездки в Грецию. Дорожные заметки из окна автобуса, путь которого лежал через Украину, Болгарию и Румынию, а также этюды маслом, написанные в Греции на острове Эгина и в Афинах.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях