ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

«Романтический театр» Владимира Борисенко

Актуальное сегодня18 января 2021 | 16:37

В жизни каждого из нас когда-нибудь да происходит встреча с театром. Для одних он становится развлечением, другим помогает заявить о себе при большом стечении публики, а для третьих становится мечтой о профессиональной сценической карьере, принося ни с чем не сравнимую радость, если вдруг этой грёзе посчастливиться сбыться.

Но как бы там ни было, первая встреча со сценой навсегда остаётся в памяти, словно первая любовь, какие бы терзания она ни приносила. Так, особое место в жизни школьников занимает театральный кружок (студия), а если в спектаклях принимают участие педагоги, родители и иные заинтересованные лица, то возникает самодеятельный театр, которому в обязательном порядке дается название.
Своими воспоминаниями о «Романтическом театре», возникшем в конце 1980-х в Харьковской общеобразовательной школе №116 (ныне учебно-воспитательный комплекс), поделился автор книги «Дети великой иллюзии», журналист и писатель Виталий Михайлов.
— 1990-е годы. Период хаоса, безвременья и надежд. Искусство — на задворках, кинотеатры закрываются, театры едва финансируются. И вдруг в культурную жизнь Харькова врывается молодёжный «Романтический театр». Он появился из мглы сначала как студия для подготовки учащихся школы к поступлению в театральные вузы.
Парадоксально, но именно непростое десятилетие 1990-х стало периодом его расцвета и трансформации. Собрал этот коллектив актёр театра и кино Владимир Борисенко, один из представителей актёрской династии (его отец Николай Семёнович — театральный педагог, а младший брат Андрей — тоже актёр). Постепенно, «по винтику, по элементику», он сконструировал и запустил этот арт-локомотив, театр-самородок, в который постепенно влились даже профессиональные артисты. Позже коллектив стал представлять собой весьма пёстрое творческое сообщество из представителей самых разных профессий. Находясь в зените своей популярности, театр собрал немыслимую сборную команду: в его творческий состав входили школьники, студенты театрального отделения института искусств, журналисты, телеведущие, актёры, диджеи, менеджеры, рекламщики, модели и вообще «случайные прохожие». Помимо репетиций, проводились кастинги, видеосъемки, записи телепередач, просмотры фильмов.
Работа над новым спектаклем длилась около семи-восьми месяцев. В начале каждого учебного года Владимир Николаевич собирал всех участников и сообщал, какую пьесу выбрал. Репетиционный процесс проходил до апреля-мая. А затем… затем новорожденный спектакль несколько раз «выплёскивался» на зрителя с неимоверной энергией увлеченных людей. Всего несколько показов!!! Но этот фантастический фейерверк нельзя было сравнить ни с чем: он прорывал плотины безразличия, зритель смеялся и плакал, хохотал и рыдал, ныряя в параллельную реальность спектакля вместе с занятыми в нём актёрами.
Атмосфера наших репетиций была разная — то напряженная, то расслабленная и веселая, но всегда очень творческая. Ближе к премьере обстановка накалялась: с места режиссёра в сторону сцены уже летели стулья, элементы бутафории и сочные выражения. Будучи в прекрасной спортивной форме, лёгкий на подъём и открытый экспериментам, Владимир Борисенко учил ребят сценическому движению, фехтованию, трюкам. Надо заметить, что при безусловном уважении к руководителю, общение между режиссёром и актёрами (в большинстве своём — юными ребятами) было основано на полном равноправии и велось на «ты» без учёта возраста. Заканчивались репетиции, как правило, за полночь, во всяком случае, на метро их участники зачастую уже не успевали.
Однажды около часа ночи на крайне напряженном предпремьерном прогоне один из актёров, Саша Бердник, изрёк фразу, выразившую общее напряжение труппы: «Володя, всё — Бобик сдох!» Это было так проникновенно сказано, что режиссёр закончил репетицию.
Каждый спектакль репетировался почти год, и делалось это не ради корысти, а потому что «до сумасшествия» хотелось играть. В долгожданный день премьеры нас встречал до потолка забитый зрителями зал, и всем казалось, будто мы перемещались на другую планету!
Когда ставили зарубежную классику, это требовало дорогих и сложных исторических костюмов. Но голь на выдумки хитра: договаривались и собирали «по нитке» во всех театрах. Наш творческий лидер приносил театральные костюмы и реквизит, одалживая где за коньяк с шоколадкой, где просто по дружбе. Пытались что-то переделывать и дорабатывать из своих вещей. Отсутствие финансирования, естественно, сказывалось дефицитом технических средств и специалистов, владеющих звуковой и световой аппаратурой. Но несмотря ни на что, в истории «Романтического театра» не было ни одного провального спектакля — случай весьма редкий. Общепризнано, что одним из сильнейших спектаклей нашего театра был «Сирано де Бержерак» по Эдмону Ростану, главные роли в котором сыграли Денис Рудавин и Наталья Сукманская. Позже были поставлены «Собор Парижской Богоматери» по Виктору Гюго, «Ромео и Джульетта» по Уильяму Шекспиру, «Три мушкетёра» по Александру Дюма, «Tötentanz» по повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие…» Комедийный жанр был успешно воплощен в спектакле «С любовью не шутят!» по Педро Кальдерону. Наблюдая репетиции и премьеры романтического театра, порой казалось, что сущность режиссёра Владимира Борисенко преобладала над его актерским естеством. Призыв к актёрам: «Не от рацио!» звучал над сценой и был чуть ли ни его коронной фразой при осуществлении репетиционного процесса.
Мы экспериментировали с костюмированными историческими и трюковыми съёмками, сделали несколько видеоклипов, для которых специально создавались оригинальные тексты и музыка. Съёмки умудрялись проводить даже в метро и в здании бассейна, где для прыжка с вышки в воду договорились с профессиональной спортс­менкой. Она подменила героиню, которую играла Люба Гиляровская, и выполнила за неё сложный трюковой номер. Несмотря на скудный бюджет или — чаще — отсутствие такового вовсе, творческая энергия и желание позволили сделать эти проекты весьма достойными в художественном плане. Не зря нашу драматическую студию иногда называли киношколой.
Параллельно сценической деятельности в труппе Харьковского академического театра им. Т. Г. Шевченко и репетициям в «Романтическом театре» Владимир Борисенко проходил кинопробы и искал возможности запуска нового проекта — многосерийного художественного фильма «Миллион мечтаний» по собственному сценарию.
О театре, его руководителе и участниках в свое время вышло множество телепрограмм, новостийных сюжетов и публикаций, а мне довелось снять документальный фильм «Романтический театр Владимира Борисенко», премьера которого прошла по киевскому ТВ. В фильме удалось отчасти передать атмосферу и показать жизнь театра, запечатлеть фрагменты из спектаклей.
Возможна ли была трансформация театра-студии в самостоятельный профессиональный коллектив? Был ли потенциал? Думаю, трансформация была возможна, но нужна ли? Скорее всего, этому уникальному театру подходила именно такая — аматорская или полуаматорская форма. Иначе не исключено, что он утратил бы свою манящую левитацию и ту вулканическую энергетику, какую даёт творчество, заряженное страстным желанием, а не коммерческим интересом. Билеты на спектакли «Романтического театра» никогда не продавались — на спектакль мог прийти любой желающий.
Театр-студия Владимира Борисенко — самобытное и яркое явление в культурной жизни Харькова 1990-х. На фоне крушения устоявшихся ориентиров этот оазис романтизма спасал молодых людей от хаоса безвременья. И сегодня, спустя более трёх десятилетий с момента его образования, можно утверждать, что «Романтический театр» Владимира Борисенко — культурное достояние, имеющее свою страницу в истории харьковского самодеятельного театра.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях