ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

«С годами все больше начинаешь ценить прошлое — людей, встречи...»

Актуальное сегодня08 февраля 2021 | 17:02

1 февраля многие харьковчане вспоминали прекрасного человека Виктора Утенина — одаренного актера, интересного театрального режиссера и ведущего авторской программы «Трапеза», которая считалась одной из самых рейтинговых на популярном видеоканале «Первая столица».

Виктора Сергеевича Утенина (25.04.1946—1.02.2001) уже два десятилетия нет с нами…
Своими воспоминаниями о Викторе Сергеевиче с читателями «Времени» поделилась сотрудник научной библиотеки Харьковского национального университета, театроведЮлиана Полякова.

«Ты расскажи, кто я такой!»
— Когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с Виктором?
— Я узнала о нем в конце 1980-х, когда мой младший брат пригласил меня на спектакль в ДК «Металлист». Сказал, что там играет интересный человек, который ведет драматическую студию на физтехе Харьковского госуниверситета (в то время брат там учился). Это был «Порог» белорусского драматурга Алексея Дударева — рассказ о нравственном возрождении почти утратившего человеческий облик алкоголика Андрея Буслая. Будучи режиссером этого спектакля, Утенин играл в нем и главную роль. Мне он запомнился сочетанием острой характерности и глубокого трагизма. То была судьбоносная встреча, но я об этом тогда, конечно же, не подозревала.
— Правда, что он еще в раннем детстве играл на профессиональной сцене?
— В 1959-м он тринадцатилетним мальчишкой был занят Владимиром Крайниченко, режиссером театра имени Т. Г. Шевченко, в спектакле «Кровь людская — не водица» по роману Михаила Стельмаха.
— Как такое могло произойти?
— Витя был заметным артистом в пионерском театре Петра Львовича Слонима, видимо, это и явилось причиной того, что свой выбор Крайниченко остановил именно на этом подростке.
— Когда и в результате чего короткое ваше знакомство превратилось в дружбу?
— Кто же на такое сможет ответить? Никто не определял никаких сроков и не преследовал корыстных целей. Нам было интересно понимать и слушать друг друга. Само собой появилось осознание, что знакомы чуть ли не с рождения. Мы из тех, кто ощущал свое «сиротство», как блаженство…
Снегом засыпан последний приют.
Двое идут, от других отстают.
За руки держатся две сироты.
Мальчик и девочка. Я и ты…
Нас объединяла любовь к театру, в котором он был профессионалом, а я тогда — всего лишь благодарным зрителем. Как-то Виктор сделал меня персонажем одного из своих сюжетов — того, где рассказывал об особенностях харьковской публики, о театральной жизни Харькова. Он охотно брал меня с собой на спектакли и капустники. Наши оценки далеко не всегда совпадали, но помню его точные, иногда язвительные комментарии. С ним было хорошо разговаривать по ночам, делиться мыслями, стихи читать. Я ему тогда посвятила несколько…
Утенин, как правило, звонил вечером и просил: «Разбуди меня завтра пораньше! Но ты не просто позвони — ты расскажи, кто я такой и что собирался делать!»

Человек, любивший Харьков
— Актеры Харьковского театра музыкальной комедии стремились быть занятыми в его спектаклях, многие вспоминают, сколь интересно с ним было репетировать. Однако он рано оставил режиссерскую практику, не желая принимать участия в скандалах, которыми в те годы славилось это зрелищное заведение. По характеру был мягким, неконфликтным. Почему увлекло именно телевидение?
— Как человек, любивший Харьков, он искал любую возможность выразить это, а телевидение давало уникальный шанс. В конце концов, он много сделал, чтобы мы не забывали историю города и тех, кто эту историю творил. Как режиссер и автор интересных сюжетов, Утенин умел заражать окружающих своим интересом к увлекательным событиям, серьезным произведениям, историческим личностям. Я помогала ему всегда с радостью. Местом нашей постоянной встречи был читальный зал Центральной научной библиотеки на Университетской, 23, где я тогда работала. Если срочно нужна была какая-то информация, он загодя звонил вечером, согласовывая время нашей встречи. Скрупулезно работал над редкими документами, уточняя причинно-следственную связь порой сильно запутанных событий чьей-то жизни. Он не просто любил и знал город, в котором прожил всю жизнь. Работая на телевидении, никогда не оставался безучастным к проблемам пожилых харьковчан — может, потому, что рано осиротевшего Виктора воспитывала бабушка, Нина Федоровна. Каждой новой телепередачей Виктор Утенин возвращал забытые имена многих достойных людей. Хотел быть первооткрывателем. И это ему удавалось в авторских программах, которые вполне можно оценивать короткометражными фильмами: о бывшем директоре Харьковского епархиального церковно-археологического музея, священнике Петре Фомине, расстрелянном в годы сталинских репрессий; об авторе более сорока архитектурно-инженерных проектов, архитекторе Александре Лейбфрейде; об актере и барде Леониде Пугачеве; о талантливой артистке харьковской оперетты Марии Свирской и многих-многих других. Иногда я, зацепившись за какой-то факт, затем сама что-то писала — продолжая начатое им исследование. Например, когда Утенин делал передачу о Валентине Чистяковой, я по его просьбе отыскала сведения о рано умершем украинском поэте и журналисте Леониде Чернове, посвятившем Чистяковой пронзительные поэтические строки:
Знаю сам я, що скоро загину,
І кінець мій навряд чи мине,
Перша жінка моєї країни
На прощання цілує мене…
Увлекшись творчеством Чернова, выпустила о нем статью и передачу на радио.

Дружба «в наследство»
— С благодарностью вспоминаю о его полезных советах в период моей работы на телевидении. А за что благодарите Утенина вы, Юлиана Юрьевна?
— За дружбу с потрясающими людьми, украсившими мою биографию. От него «в наследство» я получила двух очень дорогих для Виктора людей.
Сначала замечательную актрису, заслуженную артистку Украины Людмилу Попову, с которой Виктор дружил с детства, с того времени, когда был занят в спектакле Владимира Крайниченко. Он находился с ней рядом и в те грустные времена, когда Людмила Ивановна была тяжело больна и уже не работала в театре. Впервые мы встретились с Людмилой Ивановной на похоронах Утенина, и потом я часто бывала у нее в доме — до самого ее ухода…
Кроме того, он «подарил» мне писательницу Инну Владимировну Мельницкую, с которой в свое время он делал сюжет о харьковском детском доме-коммуне «Искра». Виктор Утенин («Смуглый, небольшой, мелковатый: руки нервные, подвижные и большие, слушающие глаза») стал одним из персонажей повести Мельницкой «Дом на Юрьевской» вышедшей в 2019 году. Инна Владимировна нашла меня, надеясь узнать, куда делись материалы, собранные Утениным во время их совместной работы. К сожалению, все его бумаги бесследно исчезли.
Таким образом, уже после смерти Виктора судьба послала мне два бесценных счастливых года рядом с удивительным явлением — поэтом, прозаиком, переводчиком — Инной Мельницкой. И я понимала, что это тоже — его посмертный дар.
Тогда и родились эти стихотворные строки:
Твое наследство! Драгоценный груз!
Незримый поводок духовных уз.
Ты загодя подумал о щенке —
Чтоб жизнь провел на этом поводке.
Ты понимал про «отраженный свет»,
Про то, что силы нет и стержня нет,
И что любовь без страсти и измен
Возможна только у чужих колен.
И пребываньем в теле и судьбе
Душа моя обязана тебе.
…После похорон Виктора поминальные столы пришлось накрывать три раза. Были актеры харьковских театров, команда «Первой столицы» (позже выпустившая передачу памяти Виктора Утенина). Были друзья юности — те, с кем он начинал в театральной студии при Дворце пионеров и те, с кем он учился в актерской студии при Киевском драматическом театре имени И. Франко, а затем в Харьковском институте искусств.
С годами все больше начинаешь ценить прошлое — людей, встречи, мельком рассказанные истории и городские легенды. Все это — бесценные подарки судьбы. А в случае с ушедшими людьми — еще и ранки, которые почему-то не закрываются и по прошествии времени.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях