ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Стой!.. Стрелять буду?

Актуальное сегодня15 октября 2020 | 18:13

В данный момент ожидает суда старший лейтенант полиции.
13 февраля текущего года, во время задержания правонарушителей он открыл огонь из пистолета по автомобилю «Subaru Forester», на котором они пытались скрыться. В результате был ранен один из пассажиров. Возникают закономерные вопросы: прав патрульный полицейский или виновен? И не проще ли полицейским занять позицию пассивных наблюдателей, дабы избежать участи своего коллеги?

Вместо улыбки «показали зубы»…
С момента создания новой полиции прошло не так много времени, а сотрудники патрульной полиции уже успели стать главными «героями» в ряде громких скандалов. Улыбчивые, как на селфи, «мальчики» и «девочки» патрульные, постепенно стали «превращаться» в представителей власти, а вместо улыбки «показали зубы». В разных концах страны прогремели выстрелы… Копы в отношении правонарушителей начали применять оружие. Так в декабре 15 г., в Киеве, полицейский патруль стрелял по колесам автомобиля, водитель которого сбила человека и не останавливалась на призыв патруля. Летом текущего года патрульные открыли огонь по автомобилю «Москвич», водитель которого намеренно протаранил полицейское авто, а после пытался скрыться с места происшествия и т. д.
А дело было так…

Не стал исключением и Харьков. Здесь, среди прочих, наиболее резонансным, наверное, стал инцидент, случившийся 13 февраля этого года. Причиной тому послужило огнестрельное ранение одного из нарушителей. Впоследствии правоохранители поделились подробностями происшествия. Согласно информации, предоставленной Харьковской областной прокуратурой, дело было так:
«Ночью, 13 февраля, экипажу патрульных полицейских поступила информация от граждан о том, что на улице Зубарева трое мужчин распивают алкогольные напитки и имеют намерение ехать на автомобиле «Subaru Forester». Полицейские отреагировали на сигнал и обнаружили указанных граждан. Но водитель «Subaru Forester» предпринял попытку скрыться на указанном авто, не реагируя на требования правоохранителей остановиться. Началась погоня. Во время преследования нарушителей служебный автомобиль патрульных полицейских застрял в поле не далеко от поселка Хроли Харьковского района. Не имея возможности продолжать преследование, старший лейтенант полиции, с целью остановить «Subaru Forester», совершил три выстрела в сторону транспортного средства. Но авто скрылось с места происшествия.
Позже стало известно, что водитель преследуемого автомобиля доставил в 25-ю больницу г. Харькова пассажира с двумя огнестрельными ранениями.
Стрелявший полицейский был задержан в рамках статьи 208 УПК Украины. Санкция статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы от семи до десяти лет…»
В данный момент относительно старшего лейтенанта полиции в суд направлен обвинительный акт по факту превышения служебных полномочий (ч. 3 ст. 365 УК Украины)
Интересно получается: с одной стороны, население упрекает полицию за ее мягкость и нерешительность, но стоит полиции применить силу, на нее немедленно обрушивается нещадная критика или начинается судебное разбирательство. Справедливо ли это?

Стрелять или не стрелять?
Авторы этой статьи задали людям разного социального и материального положения два вопроса. Первый вопрос звучал так: «Одобряете ли вы применение оружия полицией в конкретном случае и в подобных ситуациях в целом?».
Ответы на этот вопрос были следующими: 7 из 10 ответили: да — это необходимо. И прокомментировали: «Cовсем оборзели; эти мажоры ведут себя так, как хотят, и их надо приструнить; их надо отстреливать, не дожидаясь, пока они доедут до перекрестка с людьми и т. д.». Но был и второй вопрос, который задавался после ответа на первый. Он звучал следующим образом: «Согласны ли вы на применение полицией огнестрельного оружия в аналогичной описанной выше ситуации, за исключением лишь одной маленькой детали — среди дебоширов вы или ваш близкий родственник?» Полагаем, многие из читателей сами догадались — ответы были другими. От банальных: «Ну я не знаю… надо разбираться в каждой ситуации отдельно» — до возмущенных: «Мой сын не такой! И вообще, у него нет машины…» Но никто не сказал в любом случае: «да, надо!»
Народ хоть и мудрый, о чем нам любят напоминать наши политики, но в данной ситуации отдельные его представители запутались в двойных стандартах и зашли в тупик. Поэтому в поисках истины мы решили обратиться к специалистам. Сразу предупреждаем, что все рассуждения, представленные ниже, — личное мнение нашего эксперта, доктора юридических наук, профессора, заведующего кафедрой уголовного права и криминологии ХНУВД, Алексея Литвинова и на истину в последней инстанции не претендуют.
— Алексей, кто, по вашему мнению, прав в инциденте, который произошел в районе поселка Хроли?
— В подобной ситуации сложно сразу определить виновного. Правда есть и на одной и на другой стороне… Трудно рассуждать об этом, не имея заключения экспертизы. С одной стороны, непонятно, зачем полицейский устроил «сафари», ведь вывести из строя транспортное средство, что разрешено законом, в тех условиях было практически невозможно. С другой стороны, мы имеем дело с жертвами провокативного типа, в криминологии есть такое определение, т.е. жертва-провокатор. Потерпевшие спровоцировали преступление в отношении себя.
В ряде стран, например в США, действует принцип презумпции правоты полиции, когда с самого начала в ходе судебного разбирательства стороны исходят из того, что полицейский действовал в пределах своих полномочий и правильно. Эта позиция не требует доказательств, доказать нужно обратное, но у нас нет подобной практики. Еще со времен СССР ситуация совершенно противоположная — суду предстоит установить правомерность либо неправомерность действий полиции. И на стыке этих двух противоположностей устанавливается объективная истина. Это хорошо работает в идеале, но на практике все совершенно не так… Зачастую в угоду каким-либо субъективным интересам, сами органы полиции «топят» своего сотрудника. Но, я считаю, по тому, насколько и в какой мере государство защищает своих представителей, мы можем судить о силе этого государства.
— Как подобная практика отражается на мотивации полицейских?
— У полицейских возникает позиция «невмешательства». Когда я еще начинал свою службу, нам часто советовали старшие коллеги, что лучше отстраниться от происходящего и сделать вид, как будто ничего не происходит, чем применить оружие, иначе потом не отпишешься от прокуроров, от внутренней безопасности, от своего начальства…»
— Но сложно спорить с тем, что новая полиция, достаточно часто совершает ошибки, а их профессионализм, мягко говоря, требует большего.
— Ошибаются ли полицейские? Да, полицейские достаточно часто ошибаются, и тому есть ряд причин: было вымыто кадровое звено профессионалов из системы, были закрыты семь профильных ВУЗов и пр.
Совершают ли сотрудники полиции преступления? Да, совершают. Полиция это срез общества. Полицейских не растят в инкубаторе, они такие же, как и все остальные граждане. И если остальные совершают преступления, то и полицейские совершают.
— С одной стороны, население часто упрекает полицию за ее мягкость и нерешительность, с другой — стоит полиции применить силу, на нее обрушивается нещадная критика — почему так?
— Это менталитет, который извратился за годы отсутствия монопольного права власти на применение насилия. Это двойные, тройные стандарты, которые стали нормой. Еще римские юристы говорили: «Друзьям — все, врагам — закон…»
— Какие рекомендации можно дать полицейским, чтобы не оказаться под следствием или на скамье подсудимых?
— Единственное спасение — четкое знание и безусловное следование букве закона. Знание своих прав и умение их защитить. Это должно быть выработано до автоматизма. Если бы наш полицейский не совершил сразу же после инцидента несколько промахов, ситуация могла бы развернуться прямо противоположно. Не было зафиксировано развитие ситуации с самого начала, неизвестно, что происходило в промежуток времени от начала конфликта и до момента стрельбы в поселке Хроли. На данный момент — это главный аргумент обвинения.
— Но как новой полиции завоевать авторитет, не прибегая к насилию, и возможно ли это в принципе?
— До 2014 года существовала концепция по формированию имиджа милиции, она предусматривала несколько главных основополагающих векторов: идеология, развитие нормативно-правовой базы, образование, агитационно-пропагандистские мероприятия, по которым формировался имидж милиции нового образца. Необходим системный подход во всей правоохранительной системе. А поменяв лишь вывеску, ничего не добьешься.
— Нужно ли вносить поправки в закон о полиции?
— Закон о полиции прописан четко, к нему нареканий нет. Это проблема правоприменения, то есть, вопрос к прокурорам и судьям, которые читают и трактуют закон по-своему.
— Способна ли судебная реформа повлиять на ситуацию?
— Да, реформа кардинально решила бы эту проблему. Чтобы полицейские чувствовали себя защищенными, судебная реформа могла бы предоставить им единообразное применение закона. Дело совершенно не в законе. Нет единого подхода.
— По-вашему, в инциденте на Хролях полицейский — это жертва несовершенства системы или жертва собственного непрофессионализма?
— 50 на 50. С одной стороны, он жертва обстоятельств, а с другой, по моему личному мнению, это все-таки казус (в юриспруденции, случайное действие, с внешними признаками преступления, но лишенное элемента вины, следовательно, не влечет за собой уголовной ответственности. — прим. Ред.).
— Как вы считаете, какой урок из этой ситуации нужно извлечь простым гражданам?
— Не создавать подобные ситуации. Помнить, что о своем здоровье в первую очередь ты должен думать сам. На каждую силу находится более грубая сила — это закон природы.
Окончательную точку в этой истории должен поставить суд.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено

Актуальное сегодня

Cледите за нами в соцсетях