ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Своими глазами: разминирование — проблема на века

Актуальное сегодня08 сентября 2020 | 12:17

На днях автор этих строк ознакомилась с процессом очистки освобожденных территорий Донбасса от мин и других взрывоопасных предметов, оставшихся после боевых действий. Пресс-тур для журналистов под названием «Принципи та процедури гуманітарного розмінування в Україні» был организован Координатором проектов ОБСЕ
в Украине.

Гуманитарное — для людей
Изобретателем противопехотных мин современного вида считается американец Габриэль Джеймс Рейнс. Будучи во время Гражданской войны в США офицером армии конфедератов, он предложил применять взрывные устройства, опробованные еще в войне с индейцами, для защиты позиций от противника. Поначалу командование отвергло эту идею, мотивируя отказ тем, что это не благородно, — солдаты должны воевать лицом к лицу. Однако вскоре Конфедерация стала нести большие потери, и мины нашли свое применение. До конца Гражданской вой­ны их было изготовлено 2 тысячи штук, а следующие войны в истории человечества умножили это количество в миллионы раз.
Огромные «запасы» мин и неразорвавшихся снарядов продолжают лежать в земле, поджидая своих жертв спустя десятки лет после окончания военных действий. Каждый год на Харьковщине обнаруживаются боеприпасы времен Второй мировой войны, а на территориях западных областей все еще напоминают о себе мины и снаряды, оставшиеся с Первой мировой.
Война на востоке страны внесла в «минную географию» свои печальные коррективы. По данным Минобороны, только на подконтрольной Украине территории 7 тыс. кв. км загрязнены взрывоопасными предметами. А по частоте несчастных случаев среди гражданского населения, связанных с подрывом неразорвавшихся боеприпасов, наша страна занимает одно из первых мест в мире наряду с Афганистаном, Колумбией, Сирией и Пакистаном, — таковы результаты анализа, проведенного ЮНИСЕФ.
На территориях, которые уже несколько лет как возвращены под контроль Украины, до сих пор невозможно свободно пользоваться полями, сенокосами и пастбищами. Зайдя в лесопосадку, можно тут же распрощаться с жизнью или получить тяжёлые увечья. Кроме мин и неразорвавшихся снарядов, свою жертву могут подстерегать протянутые над землей самодельные устройства-растяжки, приводящие в действие прикрепленные к ним мины или гранаты.
Да, военные саперы разминировали мосты, дороги и те участки, которые необходимы для дальнейшего продвижения армии. По мере сил подразделения ВСУ, а также ГСЧС и Государственной специальной службы транспорта, которая занимается разминированием железных дорог, продолжают эту работу на освобожденных территориях. Но проверить на наличие мин каждый квадратный метр леса, пляжа или поля государственным формированиям не по силам. И это характерно не только для сегодняшней Украины.
Поэтому в мире еще в конце ХХ века появился термин «гуманитарное разминирование» — т.е. очистка земли для возвращения ее населению в полноценное пользование. Кроме уже упомянутых государственных структур, эту работу в Украине сейчас выполняют единственная частная отечественная компания и несколько международных организаций, в том числе крупнейшая в мире HALO Trust, работающая в 26 странах. Финансируется работа этих организаций, как правило, развитыми государствами и учреждениями-донорами. Проводится гуманитарное разминирование только на тех территориях, где с высокой долей вероятности уже не будет боевых действий. На Донбассе это участки, находящиеся не ближе 3 км от линии размежевания.

В поисках смертоносных «импровизаций» 
На данный момент в рядах HALO Trust в Украине работают более 350 человек, почти все — украинцы, жители тех громад, на территории которых ведется разминирование. В этом состоит политика организации, нанимающей на работу людей, заинтересованных не только в приличном для депрессивных районов заработке (он составляет примерно 14 тыс. грн в месяц), но и в освобождении своей земли от минной опасности. Наравне с мужчинами на работу принимаются и женщины, их сейчас около четверти от общего числа сотрудников.
— Деминёр — это не тот военный сапер, который может обезвредить боеприпас, — объясняет менеджер по связям с общественностью HALO Trust Марина Зозуляк. — Его задача — найти взрывоопасный предмет, идентифицировать его и, если возможно, безопасно выкопать. А обезвреживанием занимаются военные и ГСЧС.
В течение двух недель будущим деминёрам преподают теоретические знания об основных методах разминирования, распознавании боеприпасов и т.д. Затем следует трехнедельная практика на тренировочном поле, после чего — экзамен. Если человек сдал его, он принимается на работу и отправляется на поиски реальных мин. Среди необходимых условий получения вакансии деминёра — выносливость, отсутствие хронических заболеваний, полноценное зрение и слух. Еще — строгая дисциплина. Запрещается приходить на работу с последствиями алкогольного опьянения, даже после выходных.
Весь процесс работы деминёра расписан до мельчайших деталей. Эти стандарты — не прихоть работодателя, а требования максимальной безопасности, выработанные годами изучения всевозможных взрывоопасных предметов в разных условиях. 8-часовой рабочий день деминёра делится на 30-минутные периоды работы, чередующиеся с 10-минутными периодами отдыха, плюс получасовой обеденный перерыв. О начале и окончании работы или отдыха руководитель группы информирует подчиненных с помощью свистка, ведь деминёры находятся на расстоянии не менее 50 метров друг от друга. На поле нельзя пользоваться мобильным телефоном, свободно передвигаться по территории. Все необходимое, вплоть до передвижных медпунктов и туалетов, имеется рядом. Зато и несчастных случаев среди деминёров за пять лет работы HALO Trust в Украине не было.
Алекс, один из ключевых операционных сотрудников HALO Trust, до Украины занимался гуманитарным разминированием в Грузии, Нагорном Карабахе, Афганистане. Говорит, что в каждой стране своя специфика разминирования. Украинские реалии отличаются большим количеством самодельных взрывных устройств, в том числе растяжек.
— Эта импровизация и есть самое трудное, — говорит Алекс. — Но мы тоже развиваемся, изучаем эти ловушки и находим способы их безопасного обезвреживания. В Украине впечатляет массовое и несистемное заминирование территорий. Мы находим взрывоопасные предметы там, где не было необходимости их устанавливать.

Из поваров — в деминёры
В ходе пресс-тура журналисты ознакомились с работой деминёров в полевых условиях возле села Озерное Лиманского района Донецкой области. Участок с полем и лесом огибается речкой Северский Донец. Ранее на этой территории работало фермерское хозяйство по разведению фазанов, местные жители использовали ее под сенокосы, к речке приезжали рыбаки и отдыхающие граждане, Лиманское лесничество вело свою хозяйственную деятельность. С апреля по июнь 2014 года здесь находились позиции неподконтрольного Украине вооруженного формирования. Местность давно освобождена, но разминирована лишь частично. На данный момент ее очищают усилиями HALO Trust, спонсирует эти работы Великобритания.
Прежде чем приблизиться к участкам, на которых работают деминёры, мы облачаемся в защитное снаряжение: прозрачное забрало из особо крепкого пластика и фартук деминёра — удлиненный бронежилет, закрывающий только переднюю часть туловища. По сравнению с амуницией военного сапера это облегченный вариант защиты, но с непривычки да еще на солнцепеке в нем сразу же становится тяжело и душно.
Неподалеку от нас девушка в таком же защитном снаряжении, стоя на коленях у зарослей бурьяна, делает перед собой в воздухе осторожные пасы щупом. Так проверяется участок на наличие растяжек. Стандарты работы предписывают, что деминёр должен трижды проверить воздушное пространство перед собой, передвигая щуп под углом 30 градусов на расстояние 60 см, после чего можно приступать к выкашиванию растительности на высоту 15 см и проверке грунта детектором на 40-сантиметровом расстоянии перед собой.
Поскольку металлоискатель реагирует на любой металлический предмет, деминёр всё это извлекает из земли. После окончания его работы участок будет проверяться широкоформатным детектором именно на наличие металла в грунте. Удивительно, насколько эта безлюдная сегодня территория буквально напичкана старинными гвоздями, подковами, запчастями от машин и механизмов… Наряду с современными боеприпасами периодически попадаются гильзы и неразорвавшиеся снаряды Второй мировой войны — так что даже сами работники HALO Trust удивляются, ведь, будучи местными жителями, сколько раз раньше отдыхали на Северском Донце, не подозревая об этих смертоносных «сюрпризах».
Проверив и очистив 40 см участка, деминёр может переместиться вперед на 30 см и начать проверку следующих 40 сантиметров. Работа, требующая не столько физических сил, сколько терпения и концентрации внимания.
34-летняя жительница Краматорска Ольга работает деминёром с 2015 года. По образованию технолог пищевой промышленности, раньше работала старшим поваром. Но после выхода из декретного отпуска решила сменить профессию, узнав о гуманитарном разминировании от знакомых. Говорит, что за эти годы освоила и другие методы разминирования; в Мариуполе, например, приходилось работать в тяжелой броне. Сталкивалась и с противотранспортными минами, и с растяжками, и со снарядами. Пугаться и суетиться в таких ситуациях не следует, говорит Ольга, главное — строго придерживаться предусмотренных операционных правил работы, и всё будет хорошо.

Помощь тем, кто не сидит сложа руки
Глядя на такую ювелирную очистку земли, совсем по-другому начинаешь осознавать её ценность. Понимаешь, что в мире не принято разбрасываться территориями, тем более такими удобными и плодородными, как наши. На сегодня группы ручного разминирования обработали и вернули в пользование собственникам более 650 га земли. О разминировании водоемов речь пока не идет, поскольку это еще более дорогостоящий процесс. Сотрудники HALO Trust прогнозируют, что очистка только тех земель, которые уже находятся под контролем Украины, может занять не менее 20 лет. Будут ли все это время зарубежные доноры спонсировать эту работу?
По словам технического советника по противоминной деятельности Координатора проектов ОБСЕ в Украине Мильенко Вахтарича, доноры отдают предпочтение в помощи тем странам, которые и сами делают что-то существенное для разминирования своих территорий:
— Если государство само финансирует мероприятия по противоминной деятельности, то это создает дополнительный интерес со стороны доноров. Они видят, что государство заботится об этой проблеме и контролирует процесс.
К сожалениию, констатируют отечественные эксперты, Украина не слишком активно финансирует гуманитарное разминирование.
— В прошлом году на это было выделено только 5 млн грн, причем деньги выделили министерству по вопросам временно оккупированных территорий, — говорит исполнительный директор пока единственной в Украине частной компании по гуманитарному разминированию «Demining Solutions» Тимур Пистрюга. — Но в связи с реорганизацией этого ведомства не были освоены даже эти средства. В этом году история повторяется — государство снова выделяет всего лишь 5 млн. грн. Стоит ли удивляться, что доноры не уделяют Украине такого внимания, как другим странам? Напомню, по количеству несчастных случаев среди гражданского населения, связанных со взрывоопасными предметами, наша страна находится в первой пятерке государств, имеющих такие же проблемы. Но по объемам донорской поддержки она не входит даже в первую десятку. Деньги на гуманитарное разминирование выделяют другим странам. Хотя их могла бы получить Украина.

Татьяна Буряковская,
обозреватель

Фото автора.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено

Актуальное сегодня

Cледите за нами в соцсетях