ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Танк Т-34, трактор как огневая точка, а «Катюша» — тоже наша

Актуальное сегодня06 мая 2021 | 17:26

В связи с праздником Победы нашего народа во Второй мировой войне мы обычно вспоминаем трагическую оккупацию Харькова (второе место в СССР по количеству умерших от голода после блокадного Ленинграда); Харьковскую катастрофу Красной армии 1942 года (Барвенковский котел); Харьковскую наступательную операцию (2 февраля — 3 марта 1943) и, наконец, освободительную Белгородско-Харьковскую наступательную операцию (кодовое название «Полководец Румянцев») в августе
1943-го.
Эти грандиозные события словно оставили в тени вклад рабочих, инженеров и ученых Харькова в Победу над фашистской Германией. А этот вклад без преувеличения был огромен и неповторим.
Вот лишь несколько эпизодов…

Черчилль не мог понять
В Народном музее истории завода имени В. А. Малышева можно увидеть уникальную диораму «Рождение танка Т-34». Создал ее известный харьковский художник В. Мокрожицкий.
К слову, он же автор диорам «Бой чехословацких и советских воинов с немецко-фашистскими захватчиками в селе Соколово под Харьковом» и «Морской десант в Крыму» с участием Героя Советского Союза, харьковчанина Константина Ольшанского.
Глядя на диораму «Рождение танка Т-34», можно мысленно перенестись в 1939 год — прямо в сборочный цех завода. Справа — конвейер танков БТ-7М, на которые уже тогда устанавливали первые в мире танковые дизельные двигатели, созданные на нашем заводе. Ну а слева — на переднем плане — первый вариант танка Т-34.
В центре уникальной композиции — пять человек, которых художник написал с точным портретным сходством. С чертежом в руках стоит Михаил Ильич Кошкин, главный конструктор танка Т-34. Чуть наклонился к нему Александр Александрович Морозов, имя которого ныне носит Харьковское конструкторское бюро по машиностроению. За ними стоит Николай Алексеевич Кучеренко. Именно Кошкин (посмертно), Морозов и Кучеренко за создание легендарного танка были удостоены в 1942 году Сталинской премии первой степени.
Слева от Кошкина стоит директор танкового завода № 183 Юрий Евгеньевич Максарев, внесший значительный вклад в массовый выпуск танка Т-34. А рядом с ним — главный инженер завода Сергей Несторович Махонин.

Таких танков до начала Второй мировой войны было создано более тысячи.
«Во Второй мировой войне было три великих оружия: английская линейная пушка, немецкий самолет «мессершмитт» и советский танк Т-34. Однако если в первых двух случаях я знаю, кем и как это было сделано, то я совершенно не понимаю, как появился такой чудо-танк!» — восклицал премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль.
Из воспоминаний конструктора А. А. Морозова: «В отличие от сторонников всяких заумных решений мы исходили из того, что конструкция должна быть проста, не иметь ничего лишнего, случайного и надуманного. Сделать сложную машину, конечно, всегда легче, чем простую, которая далеко не каждому конструктору по плечу… Конструктивная простота танка Т-34 дала возможность в самый тяжелый для Родины момент не только иметь танки, но иметь их много, намного больше, чем имел противник».
Мнение Э. Шнейдера, немецкого специалиста по военной технике: «Попытка создать танк по образцу русского Т-34 после его тщательной проверки немецкими конструкторами оказалась неосуществимой».
И никаких там гангрены и холеры
Харьковский НИИ микробиологии и иммунологии имени И. И. Мечникова — одно из старейших в мире научно-исследовательских учреждений противоэпидемического профиля.
Перед войной харьковские ученые сосредоточили усилия на разработке вакцин активной иммунизации (брюшной тиф, скарлатина; на изучении бактериофагии, химии бактериальных антигенов, на создании комплексных вакцин. Значительно расширяется производство вакцинно-сывороточных препаратов. К 1940 году их список достигает 37 наименований.
С первых дней войны деятельность института полностью подчинена нуждам фронта и тыла. Резко возросло производство столбнячного анатоксина и сыворотки, противогангренозных препаратов, вакцин против брюшного тифа и холеры. Вот данные за 1942 год: 110000 раненых привиты против газовой гангрены, более 1120000 бойцов получили противостолбнячную сыворотку, произведенную в Харькове. Коллектив сотрудников неоднократно получал благодарность командования за бесперебойное снабжение фронта вакцинно-сывороточными препаратами.
Темпы роста производства вакцин и сывороток во время военного лихолетья сегодня особенно впечатляют на фоне коронавирусной пандемии, не правда ли?

Над чем забавлялись разведчики
Казалось бы, может ли фронту пригодиться мирная земледельческая машина? Харьковский тракторный завод уже к сентябрю 1941 года освоил производство легкого танка Т-60 с 20-миллиметровой пушкой. Правда, развернуть серийный выпуск таких танкеток не успели: немецкие вой­ска стремительно надвигались на город. Тогда заводская молодежь предложила остроумное решение: решили «одеть» в легкую броню… тракторы! А на них поставили 45-миллиметровые пушки. Смогли сделать более сотни таких машин. Конечно, для лобового боя они были непригодны, но вполне сгодились в качестве передвижных огневых точек. В кооперации с другими харьковскими предприятиями тракторостроители также наладили выпуск автоматов ППШ.
Кстати, ХТЗ, а также завод имени Шевченко совместно с заводами «Свет шахтера», электромеханическим и станкостроительным начали сборку гвардейских реактивных минометов «Катюша». И до начала эвакуации успели сделать 25 единиц.
На немецких солдат одно слово «Катюша» — «Katjuscha» — наводило ужас. Из воспоминаний разведчика Н. П. Русанова о взятии немецкого «языка»: «Когда подводили его (фельдфебеля) к своим, у штаба стояла «Катюша». Только немец услышал это слово, сразу весь затрясся, кинулся в сторону, так что еле удержали. Сколько было смеху у нас, мальчишек ещё!».

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях