ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

В Харькове снимается военное кино

Актуальное сегодня22 июня 2021 | 15:41

Вчера, 22 июня, в День скорби и чествования памяти жертв Второй мировой войны в кинотеатре «Боммеръ» состоялась презентация короткометражного художественного фильма «Уйти чтобы вернуться», снятого творческой командой харьковской МИРОВОМАКС-студии.

Сюжетом для короткометражного фильма послужило письмо танкиста Ивана Колосова, обнаруженное полвека тому назад в глухом лесу в наполовину ушедшем в землю танке. Три вмятины на лобовой броне, рваная дыра на боку и еле заметный номер 12. Когда плотно задраенный люк открыли, у рычагов управления обнаружили останки Ивана Колосова, револьвер и планшет, в котором сохранились карта, фотография любимой и несколько писем к ней…
Варвару Петровну Журавлеву отыскали в феврале 1971 года и передали ей письма, написанные Иваном Сидоровичем Колосовым в октябре 1941-го.
Перед тем как побеседовать с актером Харьковского академического театра кукол и режиссером короткометражного фильма Владимиром Шапошниковым, уместно будет представить нашим читателям текст письма и экипаж танка под номером 12. Командир — Иван Колосов, механик — Павел Рудов и заряжающий — Василий Орлов — как нельзя лучше походили на персонажей популярной в довоенное время песни: «Три танкиста, три веселых друга — экипаж машины боевой…»
Похоронив своих товарищей, смертельно раненый Иван Колосов 25 октября 1941 года успел написать последнее в своей жизни письмо любимой женщине.
Здравствуй, моя Варя!
Нет, не встретимся мы с тобой.
Вчера мы в полдень громили еще одну гитлеровскую колонну. Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока уводил я машину в лес, Василий умер. Рана моя жестока.
Похоронил я Василия Орлова в березовой роще. В ней было светло. Василий умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху. Вот так из трех танкистов остался один. В сумерках въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо. Очень обидно, что мы не все сделали. Но мы сделали все, что смогли. Наши товарищи погонят врага, который не должен ходить по нашим полям и лесам. Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и здесь. Наверное, все-таки, кто любит, тот добрее к людям. Спасибо тебе, родная! Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться. Они никогда не постареют, не поблекнут. Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь. Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов. У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить. А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе.
Твой Иван Колосов.
— Владимир, судя по всему, вы посвящаете свой фильм 80-летней годовщине начала войны с фашистской Германией. Это каким-то образом связано с тем, что некоторыми политическими силами Украины эта война не признается как «Великая Отечественная»?
— Мы не собирались никому и ничего доказывать, а тем более вступать в конфронтацию с теми, кто отрицает очевидное. Просто попытались понять, чем руководствовался экипаж единственного танка, уцелевшего после страшного боя? Иван Колосов, Павел Рудов и Василий Орлов не прятались, а, собрав с подбитых танков снаряды и не ожидая ни от кого подмоги, приготовились к новому бою. Когда же поняли, что фашисты, обогнув этот участок фронта, все же продвинулись на восток, то три танкиста не бросили подбитую машину, осознав, что уже не смогут пробиться к своим, решили воевать в тылу врага до последней капли горючего.
— Судя по отснятым фрагментам, с которыми меня знакомили, вы не сосредотачиваетесь на судьбе конкретного человека, а пытаетесь создать собирательный образ, основываясь на судьбах близких людей, за которых на поле битвы отдавали свои жизни солдаты?
— Через глаза символического Ивана Колосова проходят кадры военной кино­хроники, снятые оккупантами и советскими операторами, а уже в них врезаются игровые эпизоды с участием заслуженного артиста Украины Геннадия Гуриненко, актеров и их детей — Александра Маркина, Виктории Мищенко, Ольги Мохленко, Ольги Коваль, Екатерины Шапошниковой, Ефросиньи Шапошниковой, Александры Шлыковой, Ирины Прасоловой, Ивана Прасолова, Клары-Марии Прасоловой, Дмитрия Кромского.
— О самом фильме мы обязательно расскажем в одном из следующих номеров «Времени», а сейчас читателям будет интересно узнать, как Владимир Шапошников из актера переквалифицировался в кинорежиссеры, и о том, с какими трудностями столкнулся, приступая к съемкам фильма «Уйти чтобы вернуться»?
— О кино мечтал с детства и ровно столько, сколько себя помню. Всегда хотел снять большое кино про войну. В конце концов, с возрастом стал понимать: для того чтобы снимать кино, помимо желания нужны деньги. Однако желание не пропадало, и вот после того, как мне удалось создать первую серию задуманного цикла о 1990 годах в Харькове, — не могу успокоиться.
— Давай ненадолго отступим от основной темы нашей беседы и перейдем от общего к частному.
— Понял. Мой первый фильм «Юг едет на Север» о ярком творческом периоде в жизни известного украинского режиссера-кукольника Евгения Гимельфарба в 2014 году на международном фестивале авторского короткометражного кино получил статуэтку серебряного Жан-Люка «За правильный пафос». Затем снимал «Порнографиста», киносценарий к которому был написан по рассказам харьковского автора Александра Шума. Процесс съемок проходил увлекательно, но еще интереснее была работа по графическому созданию определенной среды того времени с компьютерной дорисовкой плакатов, названий улиц и всего того, что не так давно было, а сегодня исчезло. Я и мои коллеги — Михаил Озеров, Александр Шум и Роман Олентьев создали свое ООО «МИРОВОМАКС» и стали продолжать работу над следующими сериями.
— Нашли спонсоров?
— Не искали, снимали за свои деньги, правда существенную помощь нам оказывал известный театральный продюсер Роман Панченко. Продолжить съемки помешал карантин, но благодаря ему появилось время поработать над сценариями к новым сериям, зримо повествующим о всех харьковских происшествиях в 1990-х.
— Именно в этот момент случайно попадается информация о письме Ивана Колосова?
— Ничего случайного в нашей жизни не бывает. Идея создать короткометражный фильм о войне, как я уже сказал, волновала с детства и была поддержана буквально всеми, кто впоследствии принимал участие в подготовке к съемкам. В первую очередь стали искать танк. Задача оказалось не из простых, потому что автор письма воевал не на Т-34, который появился позже. За информацией мы обратились к специалистам Харьковского технического клуба «Самоходъ», и они рассказали, что интересующий нас танк, которым вполне мог быть Т-29, существует как образцовая модель и находится на территории завода им. Малышева. Но для того чтобы его снять с «пьедестала», отвезти для натурных съемок в лес и затем вернуть на место постоянной прописки, необходимы немыслимые для получасового фильма деньги. Поэтому от танкистов пришлось вынужденно отказаться и представить наших героев пехотинцами. Неожиданно всем стала интересна судьба тех, кому было адресовано письмо. Возникло желание поразмышлять, как пережили военное лихолетье Варя и упоминаемые в письме жена и дочь Василия Орлова? А поскольку живем в городе, который дважды оказывался под фашистской оккупацией, то жизненные коллизии близких погибшим солдатам людей мы связали с Харьковом. Помогли редкие кадры военной кинохроники с узнаваемыми улицами, площадями и уцелевшими домами.
— Черно-белый вариант ленты — в некоторой мере желание соответствовать документальным кадрам?
— Получилось, что да, но реальной причиной тому послужила военная форма приобретенного нами обмундирования, не всегда совпадающая по цвету и тканевой фактуре отдельных элементов. Надо отдать должное стилисту и художнику по костюмам Елене Броше, которая бескорыстно предложила съемочной команде свои услуги с использованием уникальной коллекции женской одежды, соответствующей стилю того времени. Натурные съемки проходили в лесу, в селе под Мерефой, в харьковских парадных подъездах, некоторые интерьеры для павильонных записей выстраивали самостоятельно.
— Кто занимался техническим оснащением съемочных площадок?
— Художник по свету Дмитрий Прасолов, звукорежиссеры Петр Польщиков и Андрей Золотухин. Оригинальную музыку к фильму написала харьковский композитор Екатерина Палачова.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях