ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

В поисках Веры

Актуальное сегодня05 января 2021 | 13:19

Рождество — праздник, который несет в наши сердца любовь, добро, веру, надежду. Рождественские праздники — это особенные дни, когда возрождается старинная традиция совершать милосердные дела, дарить добро, проявлять заботу о тех, кто в этом нуждается. А может, важно делать это не только в рождественские дни?

«Доченька…»

— Доченька, посмотри, сколько это стоит? — слышу совсем рядом чей-то голос. И это обращение разрывает мое сердце. Меня так уже никто не зовет. Так звала меня мама. И я так скучаю по этому теплому родному маминому: «Доченька…», которое уже никогда не прозвучит. Мамы нет… Мама ушла от нас, и боль этой горькой утраты навсегда поселилась в сердце и оно кровоточит по сей день. Не стало мамы и в жизни как бы выключили свет. И вот из-под запертой двери вдруг снизу проскользнул маленький лучик света.
Оборачиваюсь на голос: так выглядит глубокая старость. Худенькая, миниатюрная, усохшая от старости или недоедания старушка с палочкой протягивает мне банку с сельдью и повторяет вопрос. «Совсем ничего не вижу», — как бы оправдывается она. Называю стоимость, что на ценнике, и она возвращает банку обратно на полку.
— А эта сколько? — показывает уже другую банку, которая много меньше весом. Поражают ее василькового цвета глаза, чистые и наивные, как у ребенка, а не выцветшие, как у глубоко пожилых людей. Называю цену и она снова ставит упаковку на полку. И в этом не показном ее жесте столько обреченности, что невольно сжимается сердце. Она дальше присматривается к прозрачным упаковкам с сельдью, но меньшей упаковки уже нет. Вдруг представляю, как хочется ей селедки, не семги или икры, а простой дешевой селедки, кусочки которой так аппетитно манят сквозь прозрачную крышку.
— Сколько у вас денег, — не выдерживаю я, намереваясь доплатить недостающую сумму. Ведь очевидно же, что даже крошечная упаковка сельди, чтобы не то, что наесться, а просто сбить охотку, ей не по карману. Она раскрывает не кошелек, а морщинистую ладонь: в ней смятые гривны, и самая крупная купюра среди них — десять гривен.
— Можно сделать вам небольшой подарок, — я не нахожу других каких-то более уместных слов, я просто очень хочу, чтобы на обед или ужин у нее была эта селедка, и я очень боюсь, что она мне откажет. Она смотрит на меня своими чистыми васильковыми глазами и благодарно соглашается. Этот взгляд я помню и сейчас. Берем самую большую упаковку и я с чувством невероятного облегчения иду с ней к кассе. Моя мама тоже любила селедку. И селедка была у нее всегда, как только она захочет.

«Бумеранг добра»

Прошло довольно много времени. Работа, дом, проблемы, которых немало в семье, где есть пожилые родственники. История эта забылась. Тогда я даже не спросила, как ее зовут. Зачем? А спустя несколько месяцев, я снова увидела ее в том же супермаркете. И очень обрадовалась, узнав ее еще издалека. Она перебирала в ящике самые дешевые суповые наборы из курицы. Это такие почти голые куриные остова , без всякого намека на мясо. И снова оборвалось сердце. На филе, что рядом, она даже не смотрит.
— Вы любите филе? — зачем-то спрашиваю у нее. Она утвердительно кивает в ответ и смущаясь, словно стесняется своей бедности, просто констатирует, что филе — это дорого. Мы берем куриное филе, селедку, сладости и многое другое и идем к кассе.
— А мне хватит денег? — спрашивает она и разжимает ладонь с помятыми гривнями. Ком в горле. Этих денег не хватает даже на буханку хлеба.
— Конечно хватит, — успокаиваю ее. Мне тепло от того, что у нее будет еда на несколько дней. Эта старушка каким-то образом становится мне родной.
Домой я вернулась почти без покупок. В эмоциях прямо с порога вываливаю эту печальную до слез историю взволнованному мужу.
— Какая ты молодец! — искренне поддержал он меня. — Купим, что надо, в другой раз, а ей эти продукты в сто раз нужнее, чем нам.
А вечером того же дня случилось нечто из разряда живых чудес — мужу пришла смс-ка: на его счет поступили деньги, довольно крупная сумма, получить которую в силу определенных обстоятельств, он уже никогда в этой жизни не рассчитывал. Он до сих пор уверен, что все это произошло благодаря именно этой истории со старушкой. Бумеранг добра вернулся.

В поисках Веры

Снова я увидела ее уже летом, на улице возле хлебного магазина. И снова ей обрадовалась. Тогда мы уже разговорились. Оказалось, что зовут ее Вера. Я предполагала почему-то, что в прежние времена она была учительницей, судя по ее манерам, но она всю жизнь тяжело проработала в каком-то депо. Показывает руки, изуродованные артритом. И такие же ноги. Ей 92 года, и вообще чудо, что она передвигается самостоятельно, хотя с большим трудом и с палочкой. Говорит, что очень боится слечь, поэтому, превозмогая боль, выходит на улицу. Сетует на боли и давление.
— Кто-то за вами ухаживает? — осторожно спрашиваю ее. Ее чистый взгляд васильковых глаз тускнеет. Есть дочь, она сидит с правнуками, и к ней почти не приходит. Иногда забегает внучка. Поразительно, что беспомощная в силу глубочайшей старости и болезней, Вера не жалуется на родных. Но и без этого понятно, как ей больно. Не только физически.
Мы еще несколько раз виделись у того же хлебного магазина. А с лета Вера пропала из виду. Я внимательно всматриваюсь в сухоньких старушек во всей округе: нет, не она. Снова не она.
А буквально на днях я стояла в очереди к кассе. В самом конце. Вдруг слышу голос кассира: возврат, не хватает суммы. И чей-то голос из покупателей: я заплачу! Это Вера, была уверена я. И ринулась вперед, к кассе, чтобы увидеть ее. Но это оказалась не Вера. Почему-то расстроилась. Дай Бог, чтобы все у нее было хорошо. И чтобы всем, кто нуждается, Бог послал помощь и милосердие. И чтобы эта помощь пришла вовремя. Пока не поздно.

«Подвешенное» угощение

Эта красивая, душевная традиция пришла к нам из Неаполя: суть ее состоит в том, что посетитель кофейни платит не за одну свою чашку кофе, а сразу за две — в расчете, что второй кофе достанется тому, у кого заплатить за него нет денег. Это своеобразная эстафета добра.
Лично мне не приходилось видеть, как это происходит в нашей стране, но это не значит, что эта традиция не «работает» у нас. Ведь милосердие не имеет ни национальности, ни границ. Оно просто есть. Милосердие — это когда от души хочешь поделиться не тогда, когда у тебя есть излишек, а когда делишься тем, что нужно тебе самому. Наверняка, так делаете часто вы, ваши близкие и знакомые. Разве не так?
«Подвешенным» может быть и продукт в магазине. Однажды я попыталась объяснить этот механизм продавцу-кассиру в сетевом супермаркете. Но она разочаровала ответом: у них это не принято и надо спросить у начальства, а так она не может. Что ж, ее, конечно, можно понять: существуют корпоративные правила.
Я теперь «подвешиваю» так. Если вижу в магазине немощного пожилого человека, с трудом передвигающегося и с потухшим взглядом, я почти уверена, что это одинокие люди или просто «забытые» детьми и близкими старики, с трудом выбравшиеся за покупками первой необходимости: хлеб, молоко, крупа, яйца. Я покупаю пачку печенья, вафель, пакетик карамелек или любые другие сладости и говорю: «Сегодня у нас акция! Бесплатные сладости! Это вам!» И не важно, у кого это — у нас, какая акция, почему бесплатно и что выгляжу самозванкой. Важно то, у человека сквозь маску обреченности вдруг начинает проступать улыбка. Давно забытая. Вот что бесценно. Представляю прямо, как придет этот человек домой, поставит чайник на плиту, заварит чай и откроет пачку печенья, на которую у него не было денег.
На базарчике возле метро «Студенческая» живет бездомный кот Миша. Когда на улице мороз, и когда я вижу его голодным, каждый раз обрывается сердце. Миша подходит к самым ногам, задирает мордочку кверху и, глядя прямо в глаза, робко издает короткий звук «Меу!». Когда последний раз он ел? Я знаю, что любит Миша и покупаю ему фарш. Но ведь далеко не каждый день приходится бывать на базаре, а даже, когда бываю, не всегда вижу Мишу. Конечно, ищу его. Но он где-то прячется.
Как же накормить кота? Оставляю продавщице ларька, что торгует курами, небольшую сумму, как бы оплачивая покупку, и договариваюсь с ней, что когда голодный Миша появится в поле ее зрения, она обязательно его накормит. Такое «подвешенное» угощение для кота. И я уверена, что продавец не возьмет эти деньги себе, «не забудет» о них и Мише, и даже не обделит голодного кота меньшей порцией. Знаете, почему? Я видела, что она его тоже кормит. Значит, человек милосердный. В ней живет милосердие, как и в других сердобольных людях, что не проходят равнодушно мимо голодного бездомного кота.

С Рождеством!

Хочется верить, что традиция творить добро, доставшаяся нам от наших предков, не иссякнет и после Рождества. А цепочка «бумеранга добра» не закончится вместе с праздниками, а будет жить в наших сердцах и в будние дни, наполняя их особым смыслом добра, человечности и милосердия.
Поделитесь добротой и ее в мире станет чуть больше. Ведь это совсем не сложно, для этого нужна самая малость. Подарить радость пожилому человеку, сказать добрые слова незнакомому человеку, помочь одинокой соседке или соседу, накормить бездомных животных. Это не стоит ни больших усилий, ни денег, и не займет много времени, но тем самым запустится «бумеранг добра», который возможно вскоре к вам и вернется.
С Рождеством Христовым! Добрых людей на вашем жизненном пути и добрых дел, сотворенных вами!

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях