ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Владимир Маляр: годы и роли Мастера

Актуальное сегодня05 апреля 2021 | 16:07

Завтра исполняется 80 лет со дня рождения народного артиста Украины Владимира Маляра, из которых шесть десятилетий жизни отданы легендарной сцене Харьковского академического театра им. Т. Г. Шевченко.

Нелегко описать творческий путь известнейшего в Харькове и за его пределами мастера сцены, сыгравшего в театре, кино и на телевидении более 150 ведущих ролей разных жанров в трактовках разных режиссеров. Как же подойти к творчеству этого непревзойденного Мастера?!

Многогранность: циничный отставной профессор…
Пожалуй, следует начать с недавней премьеры чеховской драмы «Дядя Ваня» (режиссер Степан Пасичник), в которой Владимир Маляр создал запоминающийся характер отставного профессора филологии Александра Владимировича Серебрякова. А. Чехов локально охарактеризовал этого сценического персонажа двумя строчками малоизвестного русского баснописца XVIII века Ивана Дмитриева: «…напрягши ум, наморщивши чело, со всеусердием всё оды пишем, пишем, а ни себе, ни им похвал нигде не слышим!» Руководствуясь старой басней, многие режиссеры решали образ Серебрякова в духе завистливого графомана, у которого в жизни ничего не заладилось. Рискуя навлечь на себя недоумение читающей публики, Владимир Николаевич «пишет» биографию своего сценического героя, можно сказать, «от обратного». Он не обращает внимания на все суждения касательно личного взгляда на профессора Серебрякова. Артист чувствует и представляет его рафинированным эгоистом: даже комплименты в адрес кого бы то ни было этот человек произносит с желчным подтекстом. А самое главное, что Серебряков — Маляр уверен: произведения, написанные профессором, обращены к читателям будущего, а непонимание их современной толпой он списывает на низкий интеллектуальный уровень общества, в котором, к несчастью, этому «гению» суждено созидать. На присутствующих взирает поверх голов. Ему тяжело «каждый день видеть вкруг себя глупых людей, слушать их ничтожные разговоры…» Вызывает неприязнь уже то, с каким подчеркнутым самолюбованием и с какой нарочитой уверенностью профессор распоряжается судьбами бедных родственников, которые будут вынуждены вскоре покинуть проданную им усадьбу.
Сцена отъезда Александра Серебрякова в трактовке Владимира Маляра стала важной, можно уверенно сказать — имеющей ключевое значение. Его сценический герой совершает действия, поднимающие жанровую определенность последней сцены до уровня трагедии. Если бы Владимир Николаевич действовал иначе, то изначально присущая этому спектаклю мелодраматическая интонация оставалась бы неизменной. Но Владимир Маляр не хочет с этим соглашаться и действует соответственно своему пониманию места и назначения отставного профессора в контексте спектакля. Невзначай появившись, цинично оценив сцену прощания своей молодой изменницы-жены с Астровым, Серебряков — Маляр долгим взглядом прерывает объятия любовников, затем с ироничной улыбкой взирает на тех, кто невольно стал свидетелями предательского поцелуя, и, не скрывая ехидства, подчеркнуто галантно просит Елену Андреевну следовать за собой. Сразу становится понятно: если этот человек способен так поступить с чувством собственного достоинства, то каково же будет всем персонажам, ждущим от него сочувствия?!
Серебряков, усмехаясь, уходит из их жизни навсегда. Ему всё равно, что о нем думают и говорят за его спиной, он плевать хотел и на Войницкого, и на Астрова, и на родную дочь от первого брака. Актерская точка была поставлена с грандиозным размахом. Далее… можно уже не продолжать.

…«униженные» интеллигенты…
А продолжить следует, потому что так целостно сыграть пунктирно выписанную в пьесе роль (всего несколько эпизодов с большими интервалами между сценами) может только артист, способный не потерять действенную линию в «пробелах» сценического времени. Поясню: чтобы не выпадать из общей интонации и темпо-ритмической определенности актерского ансамбля, актеру необходимо пребывать в каденции основного действия, не принимая в нем участия. Образно говоря, ожидать за кулисами свой выход на сцену в состоянии конкретного персонажа.
Владимиру Николаевичу ранее не приходилось играть такие роли. Хотя нечто похожее случилось в эрдмановском «Самоубийце» (режиссер Степан Пасичник), но там у его Аристарха Гранд-Скубика было несколько завершенных эпизодов интермедийного характера. Заметным явлением стал упоительный монолог, произносимый Маляром с велеречивым рвением личности, болеющей за всю «прогрессивную когорту» униженных интеллигентов. Заставлял снисходительно улыбнуться эмоционально вибрирующий голос Аристарха, вожделенно уговаривающего потенциального самоубийцу написать в предсмертной записке, что он посвящает свой выстрел передовым людям — таким как он. В этой сцене Владимир Маляр с глубокой, присущей только ему иронией выставляет напоказ не человека, а именно представителя «умственного труда», уверенного, что выстрел Подсекальникова в свою дурную голову разбудит умы голов, подобных Гранд-Скубику.
До этого именно в таком сценическом приеме В. Маляр рассматривал трагикомическую роль Евгения в спектакле «Танго» по пьесе С. Мрожека. В этой абсурдной драме артисту удалось реально доказать, что его Евгений олицетворяет собой типичного представителя людей довоенного времени. Маляр играет человека, живущего на сломе двух социальных систем — к одной он был приспособлен, а в пришедшей на смену послевоенной формации еще не освоился. Характерный внутренний излом Владимир Николаевич передает привычками франтоватого господина, нетипичными и своеобразно воспринимаемыми. Но благодаря именно такому ретроповедению зрителям становится понятна неустойчивая позиция человека, не способного ориентироваться в предлагаемых обстоятельствах современного образа жизни. Актер виртуозно обозначает состояние этого типа на грани двух жанровых перемен: органично перевоплощаясь из комедийного персонажа в легко ранимого мученика, что позволяет в одном действующем лице раскрыть тему трагической неопределенности целого поколения подобных.

…Герман Льюис на чемоданах…
Для тех, кто не имел возможности знакомиться с ролями Владимира Николаевича, сыгранными до 1980-х, которые принесли ему заслуженное признание и звание народного артиста Украины, роль Германа Льюиса в спектакле «Two-Step на чемоданах» по Р. Баэру (режиссер Степан Пасичник) явилась неожиданным открытием артиста в новом качестве. Но, как говорится, все новое — хорошо забытое старое. Галерея психологически сложных сценических характеров пришлась на период профессионального роста этого артиста, когда им были созданы значительные характеры в «Забыть Герострата» Г. Горина (Герострат), «Чудаки» по М. Горькому (Мастаков), «Тарас Бульба» по Н. Гоголю (Петро Могила), «Трехгрошовая опера» Б.  Брехта (Мекхит), «Ричард III» У. Шекспира (Ричард). А для тех, кто знал и видел перечисленных персонажей в исполнении Владимира Маляра, появление Германа Льюиса явилось долгожданной встречей с актером, как с добрым старым знакомым.
Роль Германа сложная, требующая точных нюансировок, дающих возможность и партнеру по сцене, и зрителям разобраться в провокационных, а порой грубоватых приемах, изобретаемых героем, чтобы его возлюбленная не совершала опрометчивых поступков. Он делает все возможное в желании убедить женщину, что отрицаемые и подавляемые чувства обернутся для обоих катастрофическими последствиями. Мы верим — он пойдет на все, чтобы не расстаться со своей последней любовью. Артистом выношена глубокая биографическая легенда, сживаясь с которой не надо прилагать формальных усилий, чтобы донести смысл трагических перипетий, кои выпали на долю его Германа Льюиса. Психологическое наполнение роли в трех основных сценах достигает высокого эмоционального накала, но только до той межи, которая определена жанровой природой «Two-Step…» Актер виртуозно балансирует на грани жизненного правдоподобия и театрального гротеска.

…неистовый Ричард III

Многоплановый артист с диапазоном широчайших сценических возможностей от героико-романтических, комедийных, сугубо драматических, трагических до всевозможных авангардных направлений, не делал, как принято говорить, «первые робкие шаги» на сцене, а начинал творческую жизнь с колоссального разбега. Только в первое десятилетие после окончания Харьковского театрального института им было сыграно 35 ведущих разнохарактерных ролей, среди которых Павелоке в «Каса-Маре» И. Друце, Митрофанушка в «Недоросле» Д. Фонвизина, Шельменко и Скворцов в «Шельменко-денщике» Г.   Квитки-Осно­вьяненко, Дон Алонсо в «С любовью не шутят» П. Кальдерона, Яков в «Не стреляйте в белых лебедей» по Б. Васильеву.
Мною отмечены только те, которые считались вершиной актерского мастерства В. Маляра. Считались, но, к счастью, не остались таковыми, потому что еще выше взлетел неистовый Ричард в «Ричарде III» У. Шекспира (режиссер Анатолий Литко), который требовал от актера не только мастерства, но и совершенного владения сценическим боем на мечах и мощным дыханием, без которого невозможно было бы донести до зрителя почти сто страниц стихотворного текста. Четыре часа сценического времени с частой переменой места действия пролетали молниеносно благодаря тому, что Ричард Маляра на протяжении всего спектакля выдерживал интенсивный темпо-ритм непрерывного действия, увлекая зрителя чередой неожиданных событий.
Мы знаем шекспировского Ричарда великим диктатором и злодеем. Но режиссеру и артисту было недостаточно только одной, пусть сильной доминанты для создания полнокровного характера. В процессе аналитической работы над текстом они решили создать образ маниакального соперника, увлеченного жестокими играми без правил, в которых он не давал себе шанса оставаться аутсайдером даже в достижении ответного чувства в любви. В результате режиссер и актер пришли к тому, что в финале Ричард оказывался жертвой своих же кровавых интриг. Болезненно переживая психологическое фиаско, он с негодованием воспринимал поражение, уготованное силой злого рока. Холодно уяснив, что уже не властен над собой, Ричард-Маляр принимает решение погибнуть в бою. Шекспировского Ричарда, как известно, убивает Ричмонд. В спектакле же, вопреки воле автора пьесы, происходила развязка, логически оправдывающая режиссерскую трактовку: Ричард по собственной воле подставляет грудь под меч Ричмонда, тем самым освобождая путь к трону будущему королю Англии Генриху VII.
Колоссальная по использованию всех сценических возможностей роль, на мой взгляд, стала венцом творческой карьеры Владимира Маляра.
В первой половине 2000-х его профессиональные возможности универсально проявились в спектаклях «Гамлет. Сны» (Клавдий), «Один день Ивана Денисовича» (Иван Шухов), «Гольдони. Венеция» (Панталоне) авангардного режиссера Андрея Жолдака. С этими спектаклями Владимир Николаевич представлял драматическое искусство Украины во Франции, Нидерландах, Польше, России, Австрии, Румынии, Финляндии, Германии, Болгарии, Словении и Хорватии…

***
Чтобы лишь перечислить всех сценических персонажей, сыгранных Владимиром Маляром за шесть десятилетий, понадобится целая газетная полоса. Автор этих строк начал свое повествование с ролей Владимира Маляра, вписанных в историю «шевченковцев» совсем недавно, и остановился на тех, которые артист называет самыми любимыми. С его слов это были, конечно же, упомянутый шекспировский Ричард, Тарас Шевченко («Шлях» З.   Сагалова), председатель комитета бедноты («Мельница счастья» В. Мережко), Шут («Король Лир» У. Шекспира), Мольер и Сганарель («Экспромт» А. Вилькина), Макбет («Макбет» Э. Ионеско). Это образы, требующие эмоциональной отдачи от актера, доставляли ни с чем несравнимое удовольствие и зрителям.
Начиная со студенческой скамьи, во многих спектаклях, сыгранных Владимиром Николаевичем, его надежным сценическим парт­нером была замечательная актриса и любимая супруга народная артистка Украины Агнесса Дзвонарчук.
Достойное прошлое должно быть представлено новыми творческими достижениями, которых мы с нетерпением ожидаем от талантливого актера. С юбилеем Вас, Владимир Николаевич! Желаем новых свершений на сцене легендарного театра. Вы достойно представляете современное драматическое искусство Украины.

Из досье «Времени»
Владимир Николаевич Маляр родился 7 апреля 1941 года в Харькове.
В 1962 г. окончил актерский факультет Харьковского театрального института (курс Я. Л. Азимова).
С 1962 г. — актер Харьковского украинского драматического театра им. Т.  Г. Шевченко.
На театральной сцене им сыграно более 150 разноплановых ролей. В кино и на телевидении сыграл ведущие роли в картинах «На войне как на войне» («Ленфильм», 1968 г.), «Платон Кречет» («Укртелефильм», 1972 г.), «Березовая ветка» (фильм-спектакль Харьковской студии телевидения, 1987 г.), «Крик в тишине» (частная кинокомпания И. Парфенова, 2012 г.).
Народный артист Украины (1979 г.). Обладатель международной премии имени Иосифа Гирняка (Канада, 2001).

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях