ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Владимир Ярош: «Семь дней в неделю мы оказываем медицинскую помощь людям»

Актуальное сегодня08 февраля 2021 | 19:24

dav

Областная клиническая больница — одна из крупнейших многопрофильных больниц в Украине, которая предоставляет высоко­специализирован­ную медицинскую помощь в восточном регионе.

— Сегодня у нас функционируют 43 отделения на 830 коек. В год мы лечим 33 тысячи людей в стационаре, ежегодно у нас проводится более 11 тысяч операций, — представляет крупнейшее в Харькове лечебное учреждение главный врач областной клинической больницы Владимир Ярош. — У нас 7 отделений хирургического профиля, среди них — нейрохирургическое, травматологии и ортопедии, отделение хирургии головы и шеи, а также 8 отделений терапевтического блока, такие как гастроэнтерология, ревматология, кардиология с широким применением инвазивных методик и собственной реанимацией, реабилитология и другие. А также региональный перинатальный центр областной больницы, который состоит из девяти подразделений, включая родильное отделение с индивидуальными родильными залами и операционными, две реанимации для новорожденных перинатального центра и взрослую реанимацию.
— Сегодня медицина невозможна без диагностического оборудования. У нас большой блок диагностических отделений, расположенных в различных корпусах, — отделение ультразвуковой, эндоскопической, рентгенорадиологической и функциональной диагностики, есть цифровой флюорограф, 128-срезовый мультиспиральный компьютерный томограф, МРТ. Семь дней в неделю мы оказываем ургентную помощь пациентам с кардиологическими заболеваниями и активно оказываем помощь пациентам с ишемическими инсультами с помощью программы тромболизиса. Если пациент попадает к нам в терапевтическое окно, мы успеваем спасти пациента и полностью восстановить его неврологически, — отмечает Владимир Ярош.
Сегодня в областной клинической больнице работает 1700 человек: 350 врачей, 8 докторов медицинских наук, 71 кандидат медицинских наук, 7 заслуженных врачей Украины, 650 медицинских сестер. Поликлиническое отделение областной больницы ежегодно амбулаторно консультирует 160 тысяч пациентов.
Здесь работают замечательные доктора, которые вкладывают все свои профессиональные знания, опыт и умение, чтобы медицина развивалась, а болезни, смерть и боль отступали. Сегодня мы побываем в нескольких отделениях областной клинической больницы. Какие новации там происходят?
Кроха, живи! Как реанимируют «торопыжек» в перинатальном центре
Счастливая беременность длится сорок недель. По истечении этого срока малыш здоровым приходит в этот мир. Но так бывает не всегда. Случается, что малыш просится на свет намного раньше, что во многих случаях несет серьёзную угрозу его жизни. Выживать такие крохи стали сегодня благодаря новейшим технологиям, что пришли в акушерско-неонатальные отделения регионального перинатального центра областной клинической больницы. Ирина Кондратова, руководитель перинатального центра, врач-анестезиолог, кандидат медицинских наук, знает, как выхаживать самых хрупких и самых уязвимых малышей, которые родились раньше срока.
— На сегодняшний день наши родильные залы, операционные и палаты интенсивного и постинтенсивного наблюдения оборудованы в соответствии с международными стандартами и протоколами для преждевременных родов, стабилизации и длительного выхаживания самых маленьких пациентов, — знакомит с перинатальным центром его руководитель Ирина Кондратова. — Мы имеем такое же оборудование для недоношенных деток, как и в перинатальном центре Миннеаполиса, в котором наша команда стажировалась в 2012 году, или в перинатальных центрах Варшавы, Вены, Каунасса, где наши неонатологи знакомились с опытом коллег. Технологии из Европы и США, которые мы внедрили в региональном перинатальном центре, позволяют нам в первые минуты открыть легкие недоношенным детям и дальше продолжать их вентиляцию на аппаратах ИВЛ, самое главное, не повреждая при этом крошечные легкие, до тех пор, пока малыш не вырастет и не научится делать это без специальной аппаратуры. Ведь малыши весом 700-800 граммов не способны дышать самостоятельно.
Выхаживают недоношенных детей в перинатальном центре с помощью уникальных аппаратов — американских вентиляторов и мониторов, японских инкубаторов, а также особых лабораторий и, конечно, персонала.
— У наших вентиляторов, например, есть функция, которая позволяет в автоматическом режиме, без участия персонала удерживать в очень узком и жестком диапазоне концентрацию кислорода в крови малыша, — Ирина Кондратова показывает аппараты искусственной вентиляции легких в реанимации для недоношенных крох. — Задача врача — на старте ввести вес ребенка и желаемые показатели дыхательного объема и сатурации, а искусственный интеллект, считывая и анализируя до 40 показателей в этих маленьких легких, будет изменять эти параметры и подстраивать их так, чтобы удерживать в жестких рамках те из них, которые выставил врач. Вот такие у нас «интеллектуальные» вентиляторы!
Главный критерий, по которому оценивают работу перинатальных центров, — это выживаемость малышей весом до 1500 граммов.
— В 2020 году у нас выжили 80% таких крох к моменту выписки, — приводит статистические данные Ирина Кондратова. — В конце прошлого года мы выписали Верочку, которая родилась с весом 670 граммов и провела у нас 119 дней. Мы научили ее дышать, провели раннюю реабилитацию и с весом почти 2,5 килограмма на грудном вскармливании выписали домой. Когда мы внедрили такой «замкнутый цикл» выхаживания, мы увидели значительное снижение количества осложнений, неизбежно встречающихся у определенного процента таких деток: уменьшились хронические заболевания легких, уменьшилось количество кровоизлияний в головной мозг, тяжелых ретинопатий — отслойки незрелой сетчатки.
В год в региональном перинатальном центре рождается 2,5 тысячи детей, из них 90-100 — это малыши весом до 1500 граммов при рождении, через отделение реанимации проходит 200 детей, через отделение постинтенсивного выхаживания и реабилитации недоношенных — около 400 детей.
— Это самая тяжёлая категория детей, которые требуют огромного количества ресурса — и материального, и морального, как со стороны персонала, так и родителей, — делится опытом Ирина Кондратова. — Потому что без семьи таких детей выходить невозможно. Мамы, обученные персоналом в реанимации, за считанные дни становятся медсестрами и с удовольствием выхаживают своих малышей.

Инфаркт — сегодня
не приговор
Внезапная острая, давящая, сжимающая боль в грудной клетке. Боль в области левого плеча, левой лопатки, нижней челюсти, обеих рук. Нехватка воздуха, одышка, резкая слабость. «Скорая». Инфаркт. Это опасное, тяжёлое, зачастую смертельное состояние. Но не приговор, считает Игорь Кузнецов, заведующий кардиологическим отделением областной клинической больницы, доцент кафедры кардиологии и функциональной диагностики ХМАПО. Если оказать помощь вовремя, в 80% жизнь человека можно спасти.
— В течение четырех лет мы являемся одним из базовых центров реперфузионной терапии для больных с острым инфарктом миокарда, — рассказывает врач-кардиолог Игорь Кузнецов. — Сегодня в Украине внедрена национальная стратегия лечения острых инфарктов миокарда с элевацией сегмента SТ, когда пациент в первые 24 часа с его начала может получить полноценное бесплатное лечение с помощью стентирования. Если у пациента выявлен этот тип инфаркта, сам стент, баллон и проводники полностью финансируются за счёт государств. Особенностью этой программы является то, что она рассчитана только на этот тип инфаркта. Но мы сейчас ведем дискуссию с НСЗУ и Минздравом по поводу пациентов с другими формами инфаркта миокарда, так как они точно так же нуждаются в ургентной коронарографии и ургентном стентировании.
По словам Игоря Кузнецова, сейчас в Минюсте на визировании находится приказ Минздрава, разрешающий использовать расходные материалы для всех видов инфаркта миокарда.
— В принципе, это абсолютно одинаковая технология, просто другой вид инфаркта, который надо определить, — поясняет Игорь Кузнецов. — Дело в том, что инфаркт с элевацией сегмента ST в 80% можно установить по кардиограмме и это не составляет каких либо затруднений для диагностики врачом или бригадой скорой помощи. Остальные 20% инфарктов труднее диагностировать, они сложны для интерпретации, здесь без специалиста, который занимается именно этой проблемой, обойтись очень сложно. Такие инфаркты также стентируются, но для их диагностики необходимо больше времени.
Кроме инфарктов, в последнее время стала распространённой такая сердечно-сосудистая патология, как эмболия легочной артерии, говорят кардиологи.
— Это когда в какой-то локации формируется тромб, являющийся сгустком крови, — объясняет причину эмболии Игорь Кузнецов. — Тромб отрывается, «залетает» в сердце, закупоривая лёгочную артерию. В результате кровоток существенно замедляется или останавливается сердце. К сожалению, эмболия лёгочной артерии — это 25-30% летальности в остром периоде. Но если такие пациенты вовремя диагностируются, то на сегодняшний день существует четкий алгоритм для оказания помощи при эмболии. Если диагноз подтверждён, тогда мы вводим тромболитики, которые приводят к растворению этих тромбов. Человек и дальше продолжает полноценно жить.

Болью можно управлять. Без табеток
Даже незначительная боль разрушает наш обычный ритм жизни: не даёт работать, спать, жить. Головная боль, зубная, суставная, мышечная. Ноющая, достающая. А что уж говорить об острой, нестерпимой боли? Или хронической, с которой человеку часто приходится жить годами? Болью можно управлять, уверяет Ростислав Чаплинский, заведующий отделением анестезиологии областной клинической больницы, руководитель центра лечения боли. И он знает как.
— Мы кладем пациента вот сюда, — Ростислав Чаплинский показывает на цифровой рентген. — И по костным ориентирам делаем блокады. При помощи иглы мы заходим туда, где анатомически находится проблема — болевой центр, который мешает пациенту жить. Это может быть нерв, симпатический узел, можем колоть внутрисуставно. Большинство пациентов приходят к нам с хронической болью. Чаще всего это специфическая боль в спине, которую в народе называют остеохондроз, хотя в медицине такого диагноза нет.
— Боль — это не симптом, боль — это синдром, который говорит о том, что у человека есть какие-то проблемы, — поясняет Ростислав Чаплинский. — Болеть может голова, шея, грудной отдел позвоночника, поясница, колени, бедра. И всегда есть возможность применить одну из методик лечения боли.
Центр лечения боли в областной клинической больнице появился четыре года назад.
— Я часто ездил в США, в клинику лечения боли в Нью-Джерси, — делится опытом Ростислав Чаплинский. — Там в одном из центров боли меня поразил аппарат абляции нервов, который спасает от сильных болей. Теперь такой аппарат есть в нашем центре боли. Если по-простому, мы сжигаем нервы. Если есть боль, и боль сопровождается через нерв, мы его сжигаем. Это обратимый процесс — нерв возобновляется в течение полугода-года. Но за этот период боль может пройти и больше не появляться. Или есть такие ситуации: сделали, например, эндопротезирование колена. Пока колено адаптируется, пациент иногда чувствует боль в нем до полугода. Я могу зайти в каждый нерв, сделать абляцию трёх нервов в колене, и оно перестает болеть. В этот период пациент ходит, адаптируется к эндопротезу, и у него ничего не болит.
Особенно тяжело обезболивать головные боли, которые возникают за счет затылочных нервов, отмечает Ростислав Чаплинский.
— Это очень тяжелая боль, — поясняет он. — Люди страдают настолько, что количество самоубийств от такой боли составляет достаточно большой процент, потому что хронические боли тяжелы и действуют на психику. Болями в шее вообще мало кто занимается. Потому что, если в пояснице можно чуть дальше продвинуть иглу и никакой беды не случится, то если сделать подобное в шее, человек может навсегда остаться инвалидом. Шея, голова, весь позвоночник, все суставы, онкология — с этими болями мы работаем. При болях поджелудочной железы мы делаем блокаду солнечного сплетения, блокаду всех узлов симпатической нервной системы. К слову, помогаем мы не только при болях. Есть такая патология, как обильное потоотделение в подмышках и мокрые от пота ладони — гипергидроз. Есть несколько методов лечения. И один из самых инвазивных, это когда торакоскопом заходят в грудную полость и удаляют там эти два нерва. А я их сжигаю иголкой. И человек не испытывает больше мучений.
В Украине центры боли в государственных клиниках есть только в Феофании и в Институте нейрохирургии имени
А. П. Ромоданова. И в областной больнице в Харькове.

В планах — большая кардиохирургия
— Мы задумываемся о трансплантологии, — делится планами главный врач областной клинической больницы Владимир Ярош. — У нас уже есть молодой доктор, который прошёл обучение, получил сертификат трансплант-координатора. Хотим запустить большую кардиохирургию. Ставить не только стенты, как мы делаем сейчас, но и делать шунтирование. Это новый, более высокий уровень оказания кардиологической помощи.
В перспективе хотим купить новый, более мощный МРТ — 1,5 тесловый. Самый мощный в Харькове — 3-тесловый. Чем больше напряженность магнитного поля, тем лучше видны более мелкие структуры внутренних органов и сам аппарат может выполнять более тонкие диагностические задачи с помощью компьютерных программ. Мы хотим реализовать эти планы, чтобы медицинская помощь была качественной, своевременной и доступной. Уверен, у нас получится!
Материал подготовлен при содействии областной клинической больницы.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях