ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Вокруг Пасхи

Актуальное сегодня29 апреля 2021 | 15:04

Как было принято смотреть на этот светлый праздник около ста лет назад, можно увидеть на страницах старых харьковских газет.

«Утро»: в морализаторских раздумьях
Если мы откроем подшивку газеты «Утро» за 1907–1908 годы, то обнаружим пространно-размышлительное отношению к празднику. Подготовку к нему начинал исполняющий должность харьковского полицмейстера Клавдий Безсонов, ежегодно издававший такой документ:
«Приказ по харьковской городской полиции 22 апреля 1907 года. Поздравляя чинов вверенной мне полиции с Великим Праздником Светлого Христова Воскресения, позволю себе еще раз напомнить, чтобы в эти дни городская полиция, неся наружную службу на улицах, площадях, театрах и разных других публичных местах и зрелищах, была при исполнении своих обязанностей особенно внимательна и предупредительна, так как постовая праздничная служба гораздо труднее обыкновенной будничной, ввиду большого скопления всюду публики, ради трехдневной праздничной жизни. Зачастую в эти дни на улицах появляются не только единичные лица в «праздничном» виде, но иногда даже целые компании, вот в таких-то случаях и должны быть проявляемы полицией особая осторожность и тактичное обращение с подгулявшими. Надеюсь, что умелые действия чинов вверенной мне полиции предупредят в этот Великий Христианский Праздник нежелательные среди населения не христианские явления».
Со своим видением улучшения городских нравов выступил и некто под псевдонимом Z, за которым скрывался один из гласных городской думы от партии кадетов: «В настоящее время, когда вопрос о праздничном отдыхе в торгово-промышленных заведениях поставлен на очередь и постепенно осуществляется, является более чем своевременным подумать относительно широкой организации разумных развлечений для населения. Более чем желательно, чтоб дикие, «исторические» развлечения российского обывателя, в виде беспробудного праздничного пьянства и, как результат его, — грубого буйства, нередко заканчивающегося мордобоем и даже убийствами, — поскорее отошли в вечность. Не менее, конечно, желательно уничтожение картежной и других азартных игр.
Но, понятно, одних пожеланий в данном случае совершенно недостаточно. Грубость нравов исчезает с повышением культуры. А для этого необходимы, прежде всего, культурные учреждения, которые могли бы удовлетворить совершенно естественный спрос со стороны трудящихся классов на развлечения.
На первом месте, на наш взгляд, должен быть в этом отношении поставлен хороший театр. Мы нарочно подчеркиваем слово «хороший», потому что обыкновенно, как только идет речь о духовной пище для широких масс населения, то многие думают, что эта пища, как и телесная, должна быть «какая-нибудь». Вот мы всеми силами души и восстаем против этого. Театр для народа ничем, кроме дешевизны мест, не должен отличаться от театров вообще. Но по пьесам, и по их исполнению, и по декорациям его нужно поставить на надлежащую высоту, чтоб театр давал полное художественное удовлетворение, потому что лишь при таких условиях он может служить фактором подъема культуры, а следовательно, способствовать смягчению диких нравов.
…Мы говорим о Народном Доме, на театральной сцене которого ставятся серьезные пьесы, время от времени, хоть и редко, ставятся оперы, даются вокально-музыкальные концерты и т. д. Кроме того, в театре Народного Дома в исполнении нередко участвуют сами рабочие. Однако, для такого большого города, как Харьков, одного Народного Дома далеко недостаточно». И предлагает открыть ещё два — рабочий дом на Петинской (впоследствии — ДК «Металлист». – Д. Г.) и народный дом на Холодной горе.
Публиковал свои размышления в газете «Утро» и главный земский санитарный врач Сергей Игумнов. Вот отрывок из них: «Мы переживаем идейную смуту. Интеллигенция потерпела крушение, и — как часто бывает в таких случаях, в ней началась дезорганизация. Слабодушные люди впали в уныние и разочарование, начались взаимные попреки, укоры учителям и вождям, отречение от прежней веры, от прежних идей. Одни ищут спасения в схоластических спорах: другие, взяв реторту у средневекового алхимика, варят в ней свой неорелигиозный философский камень, как панацею от всех бед и средство для пересоздания мира: третьи просто упражняют свою мысль в кривлянии на акробатическом канате. Раздаются призывы уйти от жизни, спрятаться в какую-то личную, религиозную скорлупку… И, ковыряя в своей душе, лепить себе какого-то нового бога. Слепить домашнего божка для собственного обихода, конечно, можно, но не он творит жизнь и, попирая смерть, воскресает. Воскресает среди лжи и гнета Бог широкой любви, человечности, правды, общего блага и общественного служения, Бог великих наших учителей, создавших нашу славу, нашу совесть и честь, создавших нас…»

«Южный край»: в глубоком тылу
Пасхальные хлопоты 1916 года были связаны с Первой мировой войной. И хотя Харьков от линии фронта отделяло более тысячи вёрст, газета «Южный край» уделяла внимание прежде всего хронике военного времени.
Понимая трудности, 9-го апреля 1916 г. губернатором
Н. Л. Оболенским была утверждена выработанная городской думой такса для легковых извозчиков г. Харькова. 7-й пункт 1-го примечания этой таксы, как сообщала газета, гласил: «Двойная такса на первый день Рождества Христова, Пасхи и Нового года до 6 час. пополудни по постановлению думы отменяется. Харьковцам постановление следует иметь в виду на предстоящих праздниках».
Помощь раненым оказывали разные группы харьковцев.
«В течение первых трех дней праздников Св. Пасхи членами южно-русского автомобильного клуба производилась раздача находящимся в харьковских военных госпиталях раненым и больным солдатам, а также на распределительном пункте заготовленных для этого заранее пачек папирос и конфект. Раздача подарков повсюду вызывала неподдельную радость и живейшую благодарность. Всего роздано от клуба 21,000 папирос и 500 фунтов конфект», — писала газета 13 апреля
1916 г.
«По примеру прошлого года, и в этом году были организованы оркестры балалаечников, хоры и детские театры из школьников гор. школ, которые посетили на праздниках Пасхи лазареты с ранеными воинами. Солдатам особенно понравились оркестры баллалаечников; с удовольствием слушали они также хоровые песни, — исполнялись, главным образом, детские песни, пасхальные песнопения и украинские, — а также декламацию юных артистов, разыгрывавших небольшие и несложные пьески. Солдаты получили много удовольствия, благодарили исполнителей и просили не забывать их», — сообщалось 20 апреля 1916 г.

«Харьковский пролетарий»: бес попутал
В 1924 году газета «Харьковский пролетарий» никого с этим праздником не поздравляла. Более того, она активно вела атеистическую пропаганду. 24 апреля выходит заметка «Опять «обновление»: «На днях в слободе Пески Купянского округа гр-ка Параскева Губанова объявила, что у нее обновилась икона Николая Чудотворца. В хату Губановой собралось множество кликуш, чтобы посмотреть на «обновление». В это время туда же явились агенты милиции, и освидетельствовали икону, Оказалось, что вся эта история создана была фантазией Губановой. Губанова привлекается к ответственности».
Фельетоны в газете на данную тему были такого же содержания, но длиннее.
Подготовил
Дмитрий Губин.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях