ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Зловещий семейный бизнес

Актуальное сегодня31 мая 2021 | 17:11

Вернувшись к своей родственнице после летних каникул, студентка
Ирина Б. с удивлением обнаружила, что ее ключи от квартиры, к замку не подходят. Тогда она еще не представляла, что за время ее короткого отсутствия в этой квартире развернулась криминальная драма. С трагическим концом…

Возвращение после каникул
В последних числах августа 1999 года студентка одного из харьковских вузов Ирина Б. возвращалась в Харьков после каникул. Сама она была из Херсонской области, где проживали её родители. Здесь, в Харькове, она жила в квартире своей дальней родственницы Екатерины Максимовны Холодовой. Отец Ирины приходился Екатерине Максимовне внучатым племянником. Ирина, конечно же, имела право на общежитие, но семейный совет, с согласия пожилой родственницы, постановил — Ира должна жить у старенькой бабушки Кати, как называли её все в семье. Так было удобнее: во-первых, отдельная квартира всё же удобнее студенческой общаги, где молодые люди — юноши и девушки, вырвавшись из-под родительской опеки, подвергались различного рода соблазнам, а, во-вторых, за бабушкой был гарантирован уход и присмотр. Старушка уже не могла выполнять некоторые задачи в плане ухода за самой собой. Кроме того, был и корыстный интерес: предполагалось, что Екатерина Максимовна оставит свою трехкомнатную «сталинку» почти в самом центре города в наследство молодой родственнице. Так сказать, в благодарность за опеку. Екатерина Максимовна и сама часто давала понять, что именно так она и намерена поступить. Более того, перед самым отъездом Ирины на каникулы она сообщила девушке, что после её возвращения будет оформлена дарственная на имя Ирины. Не удивительно, что Ирина, возвращаясь в Харьков, уже мысленно примеряла на себя роль хозяйки заветной жилплощади.
Выйдя из лифта на пятом этаже, Ирина позвонила в дверь. Ей никто не открыл, но это поначалу не встревожило девушку. У неё были свои ключи от квартиры. Когда же она попыталась открыть дверь ключами, оказалось, что ключи не подходят к замку! Несколько минут озадаченная девушка простояла перед дверью бабушкиной квартиры, не зная, что делать дальше. Наконец она сообразила позвонить в соседнюю квартиру. Дверь открыла соседка, хорошо знавшая Ирину. Удивленная соседка сообщила Ирине скорбную весть: Екатерина Максимовна скоропостижно скончалась около двух месяцев назад, а квартиру продал её наследник. Поначалу Ирина не могла поверить услышанному. Как скончалась, отчего? Какой наследник, кто он? Но соседка не смогла сообщить подробностей — в это время она сама отдыхала с внуками на даче. Ирина была в состоянии шока. Она совершенно не представляла себе, как такое могло случиться? Ну да, последнее время бабушка Катя действительно жаловалась на здоровье, весной даже лежала в больнице — были проблемы с сердцем и давлением. Но когда Ирина уезжала домой к родителям, старушка была вполне себе ничего: бодренькая и неунывающая, она проводила Ирину на Южный вокзал, пожелала ей хорошо отдохнуть и даже просила поскорее приезжать — уж больно привязалась она к дочери внучатого племянника. Соседка лишь соболезнующе погладила Ирину по плечам — что поделаешь, годы взяли своё, время Екатерины Максимовны истекло. На вопрос Ирины, а кто занимался похоронами, соседка отвечала, что якобы хоронил бабушку вот этот самый наследник, а кто он и как его зовут, она не знает.
Пребывая в отчаянии, Ирина вернулась на вокзал. Она и в самом деле не знала, что ей делать и куда идти: Там, на вокзале, она позвонила родителям по межгороду — мобильная связь в стране только-только начала приживаться. Отец Ирины, услышав о смерти тетки, велел дочери переночевать в гостинице — деньги у неё были. Сам же стал собираться в дорогу. В Харьков он приехал уже на следующий день. Встретившись с Ириной, он первым делом поехал с ней в деканат вуза, где она училась. Там быстренько вникли в суть дела и определили студентку на жительство в общежитии. Сам же Виктор Иванович начал расследование по факту смерти своей родственницы. Он, бывший военный контрразведчик, имел представление, с чего начинать.

Частное расследование
Начал Виктор Иванович с похода в местный райотдел. Там ему сообщили, что тело Екатерины Максимовны было обнаружено её знакомой, Ольгой Нефедовой. Нефедова обеспокоилась тем, что вот уже несколько дней старушка не отвечала на телефонные звонки. На звонки в дверь она тоже не отвечала. Тогда в присутствии участкового слесарь местного ЖЭКа вскрыл квартиру, где и было обнаружилось тело Екатерины Максимовны. Судя по внешнему виду, она скончалась не меньше чем за неделю до того, как это обнаружилось. Стояла дикая летняя жара, и тело уже находилось в состоянии сильного разложения. Внезапно объявившийся родственник взял на себя все хлопоты по организации похорон. Тело старушки было кремировано. Причиной смерти была названа острая сердечно-сосудистая недостаточность. А что вы хотели? Бабуле было уже девяносто лет! Кто такой родственник? Да Бог его знает! Какой-то Касатонов. Или, нет, Капасонов! Стоп, не Капасонов, а Капаносов! Вот. Виктор Иванович никогда не слышал ни о каком Касотонове, или, как его там? Никогда не слышала о нем и Ирина, а ведь она прожила с Екатериной Максимовной четыре года! Дальнейшее расследование показало, что именно этот самый гражданин Капаносов и продал квартиру Екатерины Максимовны, принадлежавшую ему по договору о дарении. Этот договор был составлен между ним и Екатериной Максимовной Холодовой незадолго до её неожиданного ухода. В душе Виктора Ивановича зародились подозрения, что все это неспроста. Своими подозрениями он поделился с заместителем начальника РОВД подполковником Д. Опытный сыщик согласился с Виктором Ивановичем — в этом деле было много странностей. По совету подполковника Д. Виктор Иванович написал заявление с требованием провести обстоятельное расследование внезапной смерти своей родственницы. Так началось расследование, длившееся более полугода и приведшее на скамью подсудимых пятерых преступников…
В первую очередь сыщики попытались установить личность самого Капаносова. Кто он? Какое отношение он имел к Екатерине Максимовне? Каким образом и почему она оформила с ним договор дарения? Выяснилось, что человек с такой фамилией скончался более трех лет назад. Стало быть, кто-то неизвестный воспользовался паспортом умершего в корыстных целях? Но кто это? Откуда его знала Екатерина Максимовна? Пока одни бились над разгадкой этой тайны, другие решили познакомиться с нотариусом, оформлявшим договор дарения. Ведь если при составлении договора был предъявлен фальшивый паспорт, то и договор не имеет силы! Выяснилось, что договор составлялся нотариусом Ольгой Исаевной Нефедовой. Когда сыщики допросили Нефедову, та сразу ушла в глухую защиту, дескать, паспорт, предъявленный гражданином, был не поддельным, настоящим, а что его владелец давно пребывает в тех краях, где документы не нужны, то это не её дело, а дело правоохранителей. А что касается самого договора, то он был составлен по просьбе Екатерины Максимовны Холодовой. А кем ей приходился счастливый обладатель квартиры, то она, Ольга Исаевна, понятия не имеет! Может быть, любовник! А что? Каждый имеет право на личную жизнь. И в подтверждение своих слов Ольга Исаевна предъявила доверенность, собственноручно подписанную Екатериной Максимовной. Этой доверенностью старушка доверяла Ольге Исаевне представлять её интересы в вопросе оформления договора дарения. Документ был изъят на экспертизу, которая подтвердила — да, подпись настоящая! Правда, сыщиков смутила та агрессивность, с которой Ольга Исаевна отстаивала свою правоту. Но эмоции к делу не подошьешь, однако поскольку договор дарения был составлен с нарушениями закона, то есть, с предъявлением заведомо фальшивого удостоверения личности, то, соответственно, договор не имел силы. И его тоже отправили на экспертизу. И вот тут выяснилось, что под собственно договором стоит подпись не Екатерины Максимовны! То есть, очень похожая, но сделанная чужой рукой! Подпись была искусно подделана! И как только подполковник Д. получил заключение экспертов-графологов, он вспомнил, откуда ему знакома фамилия Ольги Исаевны! Ольга Нефедова, знакомая Екатерины Максимовны, которая и обнаружила тело покойной! В такие совпадения матерый сыщик не верил. Было принято решение проверить все сделки с недвижимостью, которые оформлялись Ольгой Нефедовой. Результат превзошел все ожидания! Оказалось, что за последние полтора с лишним года Нефедова оформила двенадцать договоров по сделкам с недвижимостью. В семи случаях эти договора были с участием гражданина Капаносова! Шесть из них закончились скоропостижной смертью участников сделки! Было принято решение заключить под стражу Ольгу Нефедову. Но, очевидно, предвидя такой поворот событий, Нефедова скрылась. Её объявили в розыск, и вскоре она была задержана при попытке перехода границы Украины с Польшей.

Смертоносная «доброжелательница»
Когда Нефедовой были предъявлены обвинения и она ознакомилась с материалами дела, ей стало понятно — отпираться бесполезно. И она, пойдя на сделку со следствием, начала давать признательные показания. Ольга Исаевна была лидером преступной группы, занимавшейся «черным риэлторством». Обманным путем у одиноких пожилых людей, а зачастую и просто у опустившихся маргиналов, отнимались квартиры. Потом продавались. Первые несколько лет в этом деле участвовала подруга и коллега Ольги, но впоследствии она уехала в Израиль и пришлось Нефедовой самой проводить все договора. До этого она только планировала преступления и руководила группой. Оказалось, что с выходом из дела более опытного и грамотного нотариуса, сделки с недвижимостью стали срываться. Тогда было принято решение устранять вторую сторону сделки. Попросту — убивать… Функцию палача выполняла невестка Нефедовой — Татьяна Нефедова. Под видом медицинской сестры она приходила домой к жертве и делала той инъекцию, якобы прописанную участковым врачом. Введенный в вену препарат вызывал резкое понижение артериального давления и, как результат, остановку сердца. Так были убиты пять человек. О Екатерине Холодовой Нефедова узнала от своей подруги — врача. Та в приватной беседе сообщила Нефедовой, что в её отделении лежит одинокая старушка, у которой совсем нет родственников. У Нефедовой сразу родился преступный план. Она пожаловалась на проблемы с сердцем и попросила подругу помочь ей лечь на обследование в институт. Дальнейшее было делом техники. В больничном коридоре Нефедова как бы «случайно» познакомилась с Екатериной Максимовной, расположила старушку к себе, вошла к ней в доверие. После выписки стала навещать Холодову, а когда узнала о существовании внучки и о желании старушки подарить ей квартиру, предложила свою помощь. Медлить было нельзя — Холодова собиралась сделать Ирине сюрприз сразу по её возвращении в Харьков. Получив у Екатерины Максимовны доверенность на ведение всех её дел, связанных с недвижимостью, а с ней и подлинник её росписи, Нефедова оформила договор дарения, но не на фамилию Ирины, а на фамилию давно скончавшегося Капаносова, чей паспорт был в её распоряжении. В роли Капаносова выступал её собственный сын Альберт. Он-то и подделал подпись под договором. Еще в преступную группу входили две работницы службы социальной опеки, выполнявшие роль наводчиц. Именно они выискивали жертвы среди своих подопечных.
В апреле 2000 года по решению суда Ольга Нефедова была осуждена на три года условно. Её сын и невестка были приговорены к пятнадцати годам лишения свободы, две их подельницы — к восьми годам. В отношении гражданки Израиля, бывшей сообщницы Нефедовой приговор был вынесен заочно…
На этом можно было бы поставить точку. Но рука не поднимается. Все чаще звучат новости о разоблачении очередной банды «черных риэлторов». Жертвами этого промысла продолжают становиться пожилые одинокие люди. Государство, обязанное обеспечивать защиту прав своих граждан, почему-то всегда опаздывает, и появляется, когда помочь уже некому…

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях