ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

«Золотая середина» между сценографией и режиссурой

Актуальное сегодня27 октября 2020 | 14:22

All-focus

Сегодня многие театральные подмостки Украины испытывают острую необходимость в художниках по световому оформлению спектаклей.

Анализ ситуации в харьковских драматических театрах показал, что исключением в этом смысле является лишь академический театр кукол им. В. А. Афанасьева (ХАТК). Но, как известно, всякое исключение есть подтверждение общего правила.
Поэтому и пришло решение задать несколько вопросов начальнику осветительного цеха ХАТК Дмитрию Прасолову.

Луч света в «темном царстве»
— Дмитрий Юрьевич, ни для кого не секрет — вы шли довольно сложной дорогой к профессии художника по внутреннему свету сцены. Скажите, каким образом этот путь завершился в кулисах лучшего театра кукол Украины?
— После школы готовился сдавать экзамены в Харьковский университет радиоэлектроники. Наверняка бы поступил и впоследствии связал свою жизнь c информационными технологиями.
— Что помешало?
— Увлечение творчеством известных кинозвезд, в частности Андрея Миронова и Владимира Машкова. Их экранное влияние на меня оказалось столь сильным, что решил стать таким же классным артистом, как и они. Поступил учиться в Харьковский национальный университет искусств к народному артисту Украины Алексею Рубинскому. На втором году понял, что переоценил свои актерские способности, и решил прервать обучение. Из университета искусств ушел, а вот без театра дальнейшей жизни уже не представлял. Узнал, что в Харьковской академии народного хозяйства есть кафедра светотехники и источников света. Удача улыбнулась, и после основных предметов, которые мне пришлось сдать за первый курс обучения, меня зачислили сразу на второй. Теперь являюсь дипломированным специалистом Харьковского театра кукол.
— До того как стать художником по свету, вы без отрыва от учебы работали в этом театре рядовым осветителем. Кто рекомендовал вас?
— Еще в пору учебы на театральном отделении ХНУИ помогал создавать световое оформление для дипломных спектаклей. Часто сам садился за осветительный пульт и руководил процессом от начала и до конца сценического действия. Харьковский театр кукол в ту пору находился в сложном положении из-за нехватки специалистов, способных работать на новой аппаратуре, и ко мне обратилась мастер актерского курса театра анимации Светлана Яковлевна Фесенко, предложив обсудить с дирекцией театра кукол возможность моей работы осветителем.
— Как давно это было и где совершенствовали мастерство?
— С той поры минуло целое десятилетие. Работая в театре, я повышал квалификацию в Киеве у известного британского художника по свету Майкла Мэниона. Но самое непосредственное участие на моё профессиональное становление оказал талантливый художник Владимир Минаков, истинный мастер световых дел — лучший специалист в этой области, руководивший осветительным цехом Харьковского академического драматического театра им. Т. Г. Шевченко. Мне посчастливилось, если можно так сказать, стать подмастерьем Владимира Ивановича и на практике овладевать секретами светопостановочного процесса. Поначалу, казалось, мастер не замечает моего присутствия, но вскоре понял, что он внимательно наблюдает, как я воспринимаю замечания и следую его советам. Минаков стал доверять мне определенные участки работы и постепенно у нас сложились сугубо деловые взаимоотношения. Я помогал, а он, как бы ненароком, раскрывал мне профессиональные секреты.
— Разве не существует специализированного учебного заведения, в котором готовят художников по свету?
— Когда-то в Одессе было единственное на всем постсоветском пространстве специализированное отделение при театрально-художественном училище. Не знаю, какова его судьба сегодня, но это отделение давно было упразднено из-за материально-технических проблем, связанных с приобретением постоянно изменяющегося театрально-осветительного оборудования.

Выверенная точность «черного кабинета»
— В чем существенное различие между осветителем и художником по свету?
— Художник-осветитель совместно с режиссером и театральным художником принимает непосредственное участие в создании сценического рисунка будущего спектакля. Это важный момент обсуждения всех технических компонентов готовящейся премьеры. Рассчитывается цветовая гамма внутри декорационного пространства, от сложности которого зависит разработка световой партитуры нескольких сценических планов, на которых выстраиваются мизансцены.
— Цветовая гамма — это…
— Это подбор светотехнических приспособлений, способных изменять цвет. Сегодня появились особенные фонари, которые работают с помощью компьютерных программ, но остались и те, что управляются вручную и фильтруются специальными разноцветными пластинами, — эффект тот же, но физических затрат больше. Все существующие фонари — от рампы, софитов, выносных, контровых, «пушек», «сишек», «лягушек» и многих других, для меня являются таким же выразительным средством, как краски для живописца.
Иными словами, художник по свету является творцом внешнего и внутреннего впечатления, получаемого зрителями от происходящего действия, кроме того, он разрабатывает атмосферные явления, а также люстры, свечи, коптилки и прочую светящуюся и дымящуюся утварь, задействованную в том или ином спектакле.
Осветитель же — это технический сотрудник, который расправляет свет по партитуре, созданной художником по свету и сценографом, а затем утвержденной режиссером-постановщиком. Во время спектакля осветитель «играет» на пульте, усиливая или уменьшая уровни напряжения, или меняет освещение в зависимости от подаваемых актерами или звукорежиссером реплик. Партитура прописывается подробно от начала и до конца сценического действия, в ней всё выстроено до мелочей, а дальше уже дело техники и профессионального опыта.
— В каком декорационном оформлении труднее всего расправлять свет?
— «Черный кабинет»! В его пространстве требуется выверенная точность. Сцена драпируется черным бархатом, в котором не должно быть ни одной дырочки, никакого просвета в прорезях для выхода на сцену. Локальный внутренний свет выставляется так, чтобы ни один блик не попадал на тканевую основу. Вокруг мизансцены, картины или целого акта должно ощущаться бесконечное пространство глубокой темноты на протяжении всего сценического действия. В то же время важно в полной мере высветить персонажей и реквизит. Не менее сложно совмещать внутренний свет сцены с видеопроекцией. Как пример приведу сказку «Ёжик из тумана», в которой с большим трудом удалось достичь желаемого результата. В спектакле задействовано почти три десятка прожекторов разного типа и необходимо было тщательно скорректировать работу каждого из них. Нам таки удалось добиться эффекта «черного кабинета», в котором узконаправленный луч выразительно выделяет из бездны глубокого сценического пространства нужный объект.
— Сценический свет способен создать крупный план персонажа-куклы?
— Если на то будет воля и неотвратимое желание режиссера-постановщика. Трудно, но есть много вариантов, о которых я не стану распространяться. В обсуждениях и спорах театрального художника и режиссера рождается истина, которую должен воплотить в жизнь художник по свету. Иногда фантастические замыслы талантливых творческих натур выходят за пределы технических возможностей театра, и мы совместно ищем компромиссное решение. Художник по свету — «золотая середина» между сценографом и режиссером: я это хорошо усвоил.
— Спасибо за познавательную беседу. Думайте о последователях, о тех, кто захочет перенять у вас опыт и постичь тайны профессионального мастерства.

Михаил Милый,
студент театроведческого факультета Харьковского национального университета искусств им. И. П. Котляревского

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях