ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Как харьковцы полюбили Южную Африку

Украина25 февраля 2021 | 17:28

В декабре 1899 года в тогдашнем ближнем пригороде Харькова появилась Трансваальская улица. Городская дума постановила также назвать две другие улицы города именами президента Трансвааля Пауля Крюгера и тамошнего главно­командующего Франсуа Жубера, а гостиница «Центральная» была переименована в «Трансвааль».
Почему губернский город так проникся событиями в Южной Африке? Какие мифы остались в народном сознании с тех пор?
В то время харьковцы, как и большинство жителей Российской империи, сильно не любили англичан. Ведь были живы еще многие участники обороны Севастополя, где воевали с обладателями красных мундиров. Сам граф Лев Николаевич Толстой был ветераном этого сражения. А потом была война с турками, когда англичане не дали взять Константинополь, и всякие инциденты в Туркестане, где тоже не обошлось без подданных королевы Виктории.
Ну воюют они себе где-то в Африке — то против полудиких зулусов, то бунт в Судане усмиряют. Это их дело…
А вот когда за вполне себе белых буров взялись — это уже совсем другое. «Не потому мы сочувствуем бурам, что дело их правое, что на их стороне законность и справедливость, … не этим объясняется всеобщий порыв искренних симпатий к бурам, а тем высоким и непоколебимым мужеством, с которым народ этот шел на гибель за свою свободу…» — писал в своих мемуарах непосредственный участник событий русский доброволец Е. Ф. Августас. Харьковская газета «Южный край» регулярно, из номера в номер печатала очерки из бурской жизни и сводки с поля боя.
Николай II направил в Южную Африку группу военных советников во главе с полковником Ромейко-Гурко, а затем туда отправились 225 российских добровольцев. Это и отставные офицеры, и московские купцы братья Гучковы, и просто неравнодушные люди. Было сформировано два медицинских отряда (один — совместно с Нидерландами), куда вошли врачи и медсёстры со всей империи.
Были среди добровольцев и харьковцы. Двое — местные уроженцы, а третий жил здесь уже потом.
В доме №5 по улице Дворянской (ныне — Чигирина) вырос корнет лейб-гвардии Конного полка Василий Викторович Бискупский, сын предводителя дворянства Богодуховского уезда. Позднее он женится на популярной певице Анастасии Вяльцевой, пройдёт не одну войну и дослужится до генерал-майора. Однако столь славный послужной список будет перечёркнут сдачей Одессы атаману Григорьеву и сотрудничеством с гитлеровцами в оккупированной Югославии.
Уроженец Харькова граф Александр Магнусович фон Эссен также сражался на стороне буров. Однако в отличие от многих поколений его родни, верой и правдой служивших царю и отечеству, он ушёл с головой в революцию, став социал-демократом. Сначала меньшевик, а потом и большевик, граф дослужился до должности заместителя председателя Госплана РСФСР и успел умереть до репрессий.
Юрий Яковлевич Покос остался в истории как писатель Юрий Будяк. Литератор Василий Минко, якобы со слов Покоса, оставил такое воспоминание: «На помощь африканцам со всего мира потянулись добровольцы. Охваченный пылкой ненавистью к английским завоевателям, помчался в тот трансваальский огонь и я. Сначала воевал рядовым, а потом, овладев слегка языком и обычаями того края, стал командовать небольшим отрядом. Действовал тот отряд по-партизански: ночью нападал на ненавистных чужаков, тихо, в одиночку уничтожал их. Гуманизм в такой войне противопоказан, но время от времени он просыпался во мне, и я спасал кого-то от смерти, брал в плен».
А дальше Минко сообщает, что «молодой британский офицер бросился к Будяку не с револьвером, а с блокнотом и карандашом в руке, показывая этим, что он не воюет, а пишет. Будяк уважал газетчиков, так как и сам пописывал, значит, он пожалел собрата по перу. Случилось так, что победитель сразу не смог отвезти пленного в свой штаб. А на другой день большие силы колонизаторов окружили небольшой отряд, и победители сами оказались в плену. Поменявшись ролями, пленный Будяка тоже проявил гуманизм: устроил так, что вместо лагеря для пленных Будяк оказался в Англии, у отца того офицера». Офицер оказался будущим премьером Черчиллем.
История умалчивает, соврал ли сам доброволец или Минко за него придумал, но Уинстон Черчилль действительно попал в плен к бурам и провёл там отнюдь не один день. Отец сэра Уинстона тоже никак не мог принять участия в судьбе уроженца Полтавщины, ибо умер за четыре года до начала этой войны. Однако факт пребывания Покоса-Будяка на юге Африки доказан, и это столь же правда, как и его участие в 1920-е годы в харьковской литературной группе «Плуг» и отсидка в сталинских лагерях.
Улица Трансваальская пробыла на карте Харькова до 1980-х годов, после чего получила имя академика Ляпунова…

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях