ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Задушила своего новорожденного ребенка и спокойно пошла смотреть телевизор…

Украина25 января 2021 | 19:38

Подозрительная пациентка
За последние годы в художественной литературе и кинофильмах сформировался образ главного злодея весьма импозантного, даже привлекательного, обладающего острым умом и тонким интеллектом. В жизни все не так. Зачастую, об интеллекте и говорить не приходится, а образ жизни потенциального преступника может дать сигнал обществу о том, что этот человек опасен.
В июне 2009 года в Лозовскую ЦРБ обратилась пациентка Людмила В. Причиной прихода в больницу был обычный медосмотр, необходимый для устройства на работу. Пройдя необходимый набор кабинетов пациентка зашла к врачу-гинекологу. И вот там-то опытный врач обратил внимание на явные объективные признаки недавних — буквально, трех-четырех дней давности — родов. Врач поинтересовался, где пациентка наблюдалась до родов и где она рожала? Людмила категорически возражала против факта родов, и это насторожило гинеколога. Дабы подтвердить или опровергнуть свою догадку, врач пригласил для консультации свою коллегу, заведующую отделением гинекологии.
Коллега полностью согласилась с выводами первого врача: Людмила действительно родила несколько дней назад. Вдвоем медики подвергли пациентку серьезному допросу и наконец, она созналась: да, действительно, несколько дней назад она родила ребенка, но рожала в больнице другого района, под чужим именем, поскольку опасалась огласки. Там же, в больнице она и оставила новорожденного, написав отказ от ребенка. Такое объяснение вполне могло удовлетворить медиков и, возможно, на том все и закончилось бы, но… Лозовских врачей насторожило то, как упорно вначале отказывалась признаться их пациентка. Они не поленились позвонить своим коллегам в центральную больницу соседнего района. Там им ответили, что в указанные сроки никто не рожал и, тем более, не оставлял в больнице новорожденного ребенка. Тогда врачи решили переложить разрешение этой загадки на плечи милиции. В больницу был вызван наряд. Когда милиционеры вошли в кабинет гинеколога, на пациентке не было лица, она сидела ни жива, ни мертва. И прямо там же, в кабинете врача стала давать признательные показания, которые потрясли и врачей, и милиционеров.

Мама, я беременная…

Людмила В. вела откровенно распутный образ жизни. Много лет подряд она проводила свою жизнь в барах и кабаках, как в Лозовой, так и в Харькове. Половых партнеров меняла так часто, что порой даже не утруждала свою память запоминанием их имен. Около шести лет назад она забеременела неизвестно от кого, но отцом своего ребёнка она решила назначить мужчину, с которым к тому времени проживала в гражданском браке. О моральном облике этой, с позволения сказать, семьи, может сказать тот факт, что вскоре после рождения ребенка, его «отец», был осужден за… изнасилование несовершеннолетней, а сама Людмила появилась дома через два месяца после происшествия — все это время она благополучно «гуляла» в Харькове. За грудным младенцем ухаживала её мать. Местный участковый, внимательно наблюдавший за этой семьей, неоднократно проводил беседы с Людмилой, пытаясь вразумить распутную мать, наставить её, как говорится, на путь истинный. Но, увы, все его попытки были напрасны — Людмила, как и прежде, была завсегдатаем баров и ресторанов, путешествуя по чужим постелям. Она нигде не работала, удовлетворяясь только тем копеечным пособием, которое получала на содержание ребенка. Впрочем, по её словам, ребенок ни в чем не нуждался, а сама она всегда была сытно накормлена и сладко напоена своими половыми партнерами.
Так продолжалось пять лет. В конце 2008 года женщина поняла, что снова беременна. И снова — неизвестно от кого. Поначалу она, как могла, скрывала свою беременность, надеясь, что распутный образ жизни: постоянная смена партнеров и употребление алкоголя, приведет к срыву беременности. Однако этого не произошло, скрывать беременность становилось все труднее. Когда мать Людмилы, обратив внимание на увеличивающийся живот дочери, поинтересовалась: а не беременна ли она, Людмила отвечала, что, мол, поправилась. Наконец, когда прятать своё интересное положение было уже невозможно, она призналась матери и сестре. Мать настояла на том, чтобы дочь немедленно поехала в Лозовскую ЦРБ и встала на учет у гинеколога. На следующий день после разговора, Людмила приехала в больницу. Послонявшись пару часов по больничным коридорам, вернулась домой. Она и не думала становиться на учет. Дома солгала матери, сказав, что сдала все анализы, необходимые для постановки на учет и спокойно уселась смотреть телевизор. Вечером, около девятнадцати часов, она почувствовала приближение родов. Сказав матери, что идет на чердак, якобы для того, чтобы посмотреть там какие-то вещи, поднялась по лестнице наверх. Но, поднявшись на чердак, вспомнила, что забыла ножницы. Спустившись, взяла из кухонного стола ножницы и вновь поднялась на чердак. Она отлично отдавала себе отчет, зная, ЧТО будет делать дальше…

Я сразу решила это сделать…
На полу чердака расстелила свой халат и, усевшись на него, стала тужиться. Через несколько минут у Людмилы родился мальчик. Перерезала ножницами пуповину, вытерла полой халата кровь, а потом набросив халат на голову младенца, стянула не его шее пояс все того же халата. Затянув на горле собственного ребенка петлю, она удерживала её до тех пор, пока малыш не перестал подавать признаки жизни. Убедившись, что ребенок мертв, Людмила завернула крошечное тельце в какую-то тряпку, а потом поместила страшный сверток в полиэтиленовый пакет. Совершив это страшное злодеяние, она, спустилась вниз и спокойно уселась рядом с матерью перед телевизором. Лузгая семечки обсуждала вместе с матерью и сестрой перипетии полюбившегося сериала. Наутро, дождавшись, когда мать поведет внука в детский садик, а сестра уйдет на работу, достала с чердака пакет с трупом собственного сына. Выйдя во двор, поначалу хотела закопать страшную ношу в саду, но передумала. Ей было лень рыть могилу. Тогда Людмила решила утопить ребенка в туалете. Маленький трупик не хотел тонуть в зловонной жиже, тогда мать стала заталкивать его туда стальной трубой. Там он и был найден спустя несколько дней.
Судили Людмилу В. осенью того же, 2009 года. Через четыре месяца и десять дней после совершения убийства суд, рассмотрев все материалы дела вынес приговор — три года колонии общего режима! Такой мягкий приговор судьи объяснили тем, что было принято во внимание смягчающее обстоятельство — обвиняемая полностью раскаялась в содеянном. Кроме того, было учтено, что Людмила много лет состояла на учете в психоневрологическом диспансере с диагнозом — слабоумие. Правда, судебно-психиатрическая экспертиза установила, что в момент совершения преступления Людмила была вменяема, полностью осознавала последствия своих действий, хоть и находилась в состоянии алкогольного опьянения — следы алкоголя были обнаружены в печени убитого ею младенца, что говорило о том, что роженица употребила изрядную дозу алкоголя незадолго до родов.
Что же, суду виднее, мы не станем комментировать вынесенное им решение. У нас только возник ряд вопросов. Неужели никто из окружающих не видел социальной опасности Людмилы В.? Почему слабоумная потенциальная преступница находилась в обществе, а не в соответствующем медучреждении? Неужели её собственная мать не догадалась, зачем Людмила поднялась на чердак и зачем ей ножницы? Неужели мать не заметила изменений в облике дочери после того, как та спустилась с чердака. Почему она не поинтересовалась, а что же случилось с ребенком? Невольно возникает подозрение, что вся семейка была в молчаливом (или нет?) сговоре, ведь Людмила даже не отрицала, что замыслила убийство младенца сразу, как поняла, что беременна. Конечно, ответов на эти вопросы мы уже не получим. Исходя из срока, на который была осуждена эта женщина, мы можем предположить, что она давно вышла на свободу. Живет ли она там же, где совершила убийство? Живет ли с прежним мужчиной, который тоже, скорее всего давно вышел на волю? Жива ли, вообще?

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях