ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Как в Харькове оценили риски продовольственной безопасности

Актуальное сегодня03 декабря 2020 | 15:55

Минэкономразвития завершило работу над проектом Стратегии продовольственной безопасности Украины, и на днях она появилась на сайте ведомства.

Об этом генеральный директор директората Минэкономразвития Николай Мороз сообщил, выступая онлайн на конференции в Харькове «Украинская агропродовольственная сфера: перспективы, инновации и европейские возможности».
Технологический бизнес-инкубатор «Харьковские технологии» организовал ее для повышения осведомленности о мировых тенденциях развития продовольственных рынков, обсуждения перспектив, проблем и инноваций в АПК Украины совместно с Европейским институтом инноваций и технологий в области продуктов питания (EIT Food).
В конференции приняли участие более 60 представителей НИИ НААН Украины, профильных университетов, производственных предприятий и инфраструктуры поддержки агропродовольственной отрасли Украины.

Кому достанутся субсидии на… питание?
— В чем же суть этой стратегии? — рассуждает Николай Мороз. — Мы хотим перейти от государственно-центрического подхода, когда главной целью державы было создание соответствующих продовольственных запасов, к человеко-центрическому. Суть его заключается в том, что каждый гражданин имеет физическую и экономическую возможность приобрести продукты для здорового питания в достаточном количестве, и, естественно, эти продукты должны быть безопасными.
Устойчивое развитие АПК, физическая и экономическая доступность, безопасность продуктов питания — заявлены основой стратегии. Сразу подумалось, что и наша Конституция основана на тезисе о социальном государстве с бесплатным образованием, здравоохранением и т. п. Но в жизни выходит не так, как записано. Не является ли данный документ подобной декларативной визиткой нашей «цивилизованности», например, чтобы демонстрировать партнерам в ЕС?
— Однако мы не можем гарантировать продовольственную безопасность для отдельного гражданина, если не будет обеспечен высокий уровень наличия продукции на уровне регионов и державы, — констатирует Николай Мороз. — Стратегия предусматривает три уровня мониторинга: государственный, региональный и потребительский — на уровне гражданина. На каждом из этих уровней есть определенные риски. Например, социальные. Понятно, что граждане должны иметь соответствующий уровень достатка, чтобы обеспечить себя продуктами питания. Это не вопрос одного министерства, а кросс-секторальный. Мы будем работать в этом направлении с нашими коллегами из Минсоцполитики.
… Вопрос серьезный. Хотела иронизировать, дескать, не субсидии ли для малоимущих на питание собрались вводить, как на «коммуналку»? Похоже, что так, читаем в документе, что стратегия «сприятиме усуненню недоїдання найбільш вразливих верств населення шляхом впровадження окремих форм соціального захисту для груп ризику задля формування раціону здорового харчування».
Для примера: в январе 2020 года субсидию «на коммуналку» получали более 3,1 млн домохозяйств Украины, а ее средний размер составлял 1256 грн. В Украине из-за войны на Донбассе острую нехватку продовольствия испытывает 1,2 миллиона человек. Это 26% той категории населения, которая, так или иначе, страдает от нехватки продуктов питания. Об этом Совету безопасности ООН два года назад доложили представители Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) и Всемирной продовольственной программы (ВПП). Сколько людей страдают от того, что вынуждены питаться низкопробными продуктами по причине бедности (например, вместо натуральных молочных продуктов «молокосодержащими»)? Такие данные мне не попадались. По данным опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии летом с. г., уровень абсолютной бедности — тех, кому не хватает денег на еду, — в нашей стране составил 12%.
Думается, вопрос продовольственной безопасности и доступности качественного питания — это не столько вопрос Минсоцполитики с практикой субсидий, расходы на которые в бюджете сокращаются из года в год, а именно Минэкономразвития: работающей отечественной экономики, локализации производства, увеличения высококвалифицированных рабочих мест и соответственно — рост зарплат, наполнения Пенсионного фонда и благосостояния населения.
А что Минсоцполитики? Это — патронажная организация, у нее «удочек» нет, а бюджетной «рыбы», чтобы накормить всех, не хватит.

Реалисты из Минэкономразвития
— Есть внешнеполитические риски, — продолжает чиновник, — я имею в виду агрессивную политику некоторых стран в отношении продвижения украинской продукции на международных рынках, искажение рынка из-за того, что иные государства поддерживают собственного производителя, в результате украинская продукция не может быть конкурентоспособной (вот это уже ближе к теме ведомства! – Авт.).
Они связаны с резкими изменениями государственного курса, когда производитель не понимает, в каком направлении двигается государственная аграрная политика. Мы говорим также о технологических рисках, когда мы существенно отстаем в технологическом укладе от стран – наших конкурентов. Есть и макроэкономические риски, например вероятность девальвации гривни, падение доходов госбюджета, что, безусловно, влияет на продовольственную безопасность.

Как отмечают в Минэкономразвития, Украина может стать гарантом продовольственной безопасности на мировом уровне. Но пока, похоже, мы гарантируем мировое потребление подсолнечного масла.
Как сообщила профессор Харьковского национального технического университета имени Петра Василенко Руслана Левкина, Украина находится на первом месте в мире по продаже подсолнечного шрота, семян подсолнечника и подсолнечного масла. Украина на втором месте в мире по экспорту ячменя и рапса. Наше второе место по экспорту ячменя даже ставит некоторые государства в зависимость от Украины. На третьем месте наша страна по экспорту ржи и сорго, на четвертом – по кукурузе на зерно, на пятом – по продаже пшеницы, орехов, меда и т.д.
Выращивание овощей и фруктов в основном сосредоточено в личных приусадебных хозяйствах, мелкотоварном секторе. И это создает определенные трудности для оценки объемов производства. Судить мы можем лишь по данным экспорта\импорта, когда овощи/фрукты проходят регистрацию на таможне.
Продукты животноводства и их переработки, к сожалению, занимают невысокие позиции. И это связано с особенностями развития и данной отрасли, и тех проблем, которые стоят перед ней. Уже почти 20 лет животноводство не может выкарабкаться из кризиса и нарастить объемы производства. За исключением мяса домашней птицы. Наибольшим потребителем нашего куриного мяса являются Нидерланды. Для крупного рогатого скота основным направлением экспорта является Беларусь, а для мяса свинины – Гонконг (хотя объемы экспорта незначительны).
Но, как бы нам ни благоприятствовали цены на мировых рынках, важны условия, в которых совершается экспорт. Это и уменьшение таможенной нагрузки на производителей и ликвидация квот со стороны ЕС, о которых так много говорят.

Бери и внедряй!

Если же говорить о технологических рисках, упомянутых в стратегии, то украинские ученые предлагают немало инновационных решений для развития АПК.
Заместитель директора Института продовольственных ресурсов Национальной академии аграрных наук (НААН) Украины Александр Куц назвал основные направления разработок, в числе которых: технологии для комплексной переработки сельскохозяйственного сырья; контроль безопасности и качества сырья и пищевых продуктов; инвестиционно-привлекательные модели производства продуктов питания.
Ученые из разных городов Украины представляли в этих позициях конкретные, уже существующие решения – бери и внедряй. Не буду останавливаться на каждом из них.
Скажу лишь, что особый интерес вызвали инновационные разработки харьковских ученых «Мир без голода, отходов и вредных продуктов». Доктора ветеринарных наук Евгения Руденко — производство молока для детского питания; докторов наук Виктории Евлаш и Владимира Потапова — переработка пищевой крови для производства диетических добавок и продуктов специального назначения, а также использование отходов пищевой промышленности для производства белково-минеральных добавок для комбикормов.
Также большой интерес вызвал успешный стартап молодого ученого из Сум Дмитрия Бидюка (выпускника Харьковского государственного университета питания и торговли) — технология производства и применения биопластика.
В связи с пережитой этим летом засухой невольно обращаю внимание на информацию доктора биологических наук Николая Мирошниченко (ННЦ «Институт почвоведения и агрохимии имени Соколовского», Харьков), о разработке нового вида удобрений – стресс-регуляторов питания растений. В совокупности с новыми подходами к размещению удобрений в грунте это приводит к сокращению потерь урожая от засухи.
И не могу пройти мимо харьковского «Агрофудкластера», о котором рассказала кандидат юридических наук, доцент Инна Кульчий (кафедра земельного и аграрного права Национального юридического университета имени Ярослава Мудрого):
— Европейский союз развивает свою экономику именно через призму кластеров, которых на его территории около десяти тысяч. Органы власти способствуют развитию кластеров различными программами поддержки. Кроме производителей и перерабатывающих компаний, кластеры охватывают банки, НИИ и университеты. Кластерные организации чрезвычайно распространены в европейских государствах и способствуют развитию как национальных экономик, так и экономики ЕС в целом.
Фото автора.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях