ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Как я болела коронавирусом

Актуальное сегодня09 ноября 2020 | 19:15

Каждый день Харьковская область бьет собственные рекорды по приросту инфицированных COVID-19, оказываясь в первой строчке среди регионов Украины. Это без учета того, что многие заболевшие коронавирусом еще не попали в эту статистику, ожидая результатов тестов ПЦР по 5–15 дней, которые отправляют на исследования аж в Тернопольскую область.

Врачи прямо говорят: мест в харьковских больницах, где лечат COVID, даже для тяжелых больных, нет. Опорные больницы переполнены. Кислородных точек не хватает на всех, кому они необходимы. Харьковчан отвозят в ближайшие районные больницы в области, как только там появляется место.
В связи с такой ситуацией, которая с каждым днем все более усугубляется, поскольку количество больных постоянно растет, Минздрав приказом №2438 от 27.10.2020 года изменил стандарты помощи при COVID. Теперь пациентов со средней тяжестью рекомендовано лечить амбулаторно. Вернее, дома.
Как определить среднюю тяжесть болезни, зачастую не имея для этого ни анализов крови, ни тестов на COVID, ни показаний пульсоксиметра, общаясь с пациентом только по телефону? Как не пропустить тот опасный момент, когда средняя тяжесть перешла в тяжелую, а больному срочно требуется госпитализация? Сможет ли это определить врач, не видя больного?

«У вас COVID»

У меня все началось с першения в горле. Потом появилась боль в горле. Слабость в теле и головная боль. Не придаю этому особого значения — полощу горло, брызгаю раствором эвкалипта и пытаюсь справиться с ангиной противовоспалительными леденцами. «Ем» их горстями. Еще борюсь с «ленью». Но тщетно. Позвоночник не держит массу тела, мысли все в сплошном расфокусе. Довольно странное состояние для небольшой ангины. Измеряю температуру — 39,5. Тревога откуда-то издалека, но отчетливо подает первые звоночки. Парацетамол не помогает. Сбить температуру удается лишь с третьего раза — до 38,5. Не парацетамолом — нимесилом.
Следующий день без изменений. Температура держится и не сбивается. Лечение ангины не дает результатов. Ближе к вечеру все-таки дрогнула: если температура к ночи будет расти, что делать дальше? Звоню семейному врачу. Рассказываю о симптомах ангины.
— У вас COVID, — сообщает мне семейный врач.
Как COVID? Я ношу маску. Причем правильно. Соблюдаю дистанцию и эпидрежим.
— У меня только горло болит и температура, — пытаюсь втолковать врачу. — Это холодный сок из холодильника.
— Так все говорят, — устало парирует врач. И назначает антибиотики. Сразу два. Три раза в день. Сбрасывает схему лечения мне на Вайбер. Там так и написано — схема. В схеме — противовирусные лекарства, против кашля, а еще препарат, способствующий отхождению мокроты. Но у меня нет кашля и нет мокроты. Тогда не принимайте, разрешает врач. А антитромболитик? — переспрашиваю я, намекая доктору, что нахожусь в группе риска. Ну добавьте еще … — врач называет препарат из этой группы.

Схема лечения. Одинакова для всех?
Прием ненужных препаратов — это не только зря потраченные деньги, которые пригодятся для дальнейшей диагностики и дорогостоящего лечения COVID, но это еще огромный вред здоровью.
Действительно, для лечения коронавируса в Украине существует национальный протокол, в который внесены все группы этих препаратов. Но ведь назначаться они должны, в том числе и антибиотики, с учетом индивидуального течения болезни у каждого конкретного пациента, а не всем под одну гребенку.
В то же время надо признать: при таком огромном количестве больных выяснять в подробностях, что у кого болит и какие хронические болезни имеются у конкретного пациента, врачу не хватает времени. Фактически и физически.
Забегая вперед, отмечу: в день закрытия больничного листа семейный врач, с которым у меня подписана декларация, приняла 30 пациентов во время приема и еще ответила на звонки около 30 больных. Официальных четырех часов не хватило. Пришлось задержаться еще на час. Итого 60 больных за смену — это максимум по пять минут на каждого пациента. А дальше — еще вызовы на дом. Что можно успеть за это время?
Сбиваю температуру, плетусь в аптеку. Покупаю целый мешок лекарств. Почему сразу антибиотики? Ведь диагноз COVID может подтвердить только тест. А если это все-таки не коронавирус?
— Каждое обращение с признаками ОРВИ в период эпидемии расценивается как подозрение на коронавирус, — поясняет схему лечения семейный врач. — Антибиотики, конечно, коронавирусную инфекцию не лечат, но по протоколу их назначают из-за опасности возникновения бактериальной инфекции. Тем более что большинство пациентов имеют сопутствующую патологию.
Часто возникает такой вопрос: почему при COVID, несмотря на протокол, врачи назначают разные схемы лечения и препараты? Дело в том, что многие клиники, кроме национального протокола, приказом Минздрава 2016 года, имеют право использовать любой международный протокол. Часто в харьковских частных клиниках используют американский протокол лечения коронавируса, в котором ударные дозы витаминов С, Д-3, омега-3 и сульфат цинка. Вот поэтому назначения лекарств для лечения COVID так разнятся порой в государственных и частных клиниках. Кстати, в последних антибиотики назначают значительно реже.

Пульсоксиметр

Почти одновременно со мной температура, жуткая мышечная боль и сухой кашель появились и у мужа. У него также врач заподозрила COVID.
— Вам срочно нужен пульсоксиметр, — пишет в Вайбер наш семейный врач.
У мужа серьезные проблемы с сердцем. Без пульсоксиметра сердечникам никак не обойтись. Эта маленькая прищепка, закрепленная на указательном пальце, на крошечном мониторе показывает пульс и насыщение крови кислородом. Критический показатель кислорода в крови — 93%. В этом случае нужна госпитализация. Но по словам семейного врача, скорая забирает в больницу, если сатурация падает значительно ниже 90%. Когда без кислорода уже не обойтись.
Третий день болезни. Температура упала до 37,2-37,5. Но по ощущениям, как 40. Голова, словно чугунная. Оказалось, вместе с температурой растет и давление — до 160 на 100. Сбиваю давление и бреду в ближайшую аптеку. Там пульсоксиметров нет. Захожу с соседнюю — тоже нет. Через дорогу — также нет. Остановкой выше — снова нет.
— Пульсоксиметров в Харькове нет, — проясняет ситуацию продавец в очередной аптеке. — Обещают завезти только на следующей неделе.
Пульсоксиметр я нашла только в 14(!)-й по счету аптеке. Сказать, что обрадовалась — это ничего не сказать. Этот крошечный приборчик сегодня просто жизненно необходим. Уровень насыщения крови кислородом, измеряемый им, точно укажет на опасность. Ведь не все пациенты с COVID замечают пневмонию. Существует даже такой термин — «счастливая гипоксия». Люди с сатурацией в 50% и признаками тяжелой пневмонии случается вообще не ощущают проблем с дыханием. И думают, что они в порядке. Бывает, что при этом нет даже температуры или она совсем небольшая — 37,2. А легкие уже настолько поражены, что может понадобиться даже ИВЛ. Пульсоксиметр же покажет острую дыхательную недостаточность еще до появления одышки.
Стоимость купленного мною пульсоксиметра — 1350 гривен. Невероятно завышена. До всего этого ковидного ажиотажа его можно было купить почти даром — начиная от 275 гривен. Цена колебалась от 375 до 650 гривен. Нынешняя стоимость пульсоксиметра просто грабительская, но в этот раз я без сожаления оставляю деньги на кассе.

ПЦР-тест и анализы крови
Температура по-прежнему не падает. Четвертый день подряд. Семейный врач не назначает ни тест на COVID, ни анализы крови. Лекарства принимаем тоннами. Волнуюсь за мужа. Он тоже температурит. Что происходит там внутри? Решаем сами сдать анализы крови. Кроме развернутого клинического, еще анализ на Д-димеры, который позволяет судить о наличии процесса тромбообразования и С-реактивный белок, который является маркером воспалительного процесса в острой стадии. Надеюсь, это как-то прояснит картину. Два последних анализа в поликлинике не делают. Только в частных лабораториях.
Едем с Салтовки на другой конец города — в лабораторию, которой доверяю. На троллейбусе и трамвае — с пересадкой. На ресепшине — целая очередь на оформление документов. Большинство людей добирались сюда на общественном транспорте. Вне сомнений, что у части из них тест будет положительным. Окажется, что люди, больные COVID, вместо самоизляции разъезжают в общественном транспорте по всему городу. Власть точно борется с коронавирусом? Или создает условия, чтобы заболевшие люди разносили вирус по всему городу?
Другого выхода сегодня нет. Государство по сути прекратило делать бесплатные тесты — ПЦР и ИФА. И сложные анализы — ни бесплатно, ни платно оно также их не делает. Заболевшие вынуждены искать лаборатории и платить за дорогостоящие анализы собственные деньги.
Причем, деньги немалые. ПЦР— тест в зависимости от срочности стоит от 1.100 до 2.000 и больше гривен. А если в семье больны или с подозрением на коронавирус несколько членов семьи? Или хотя бы двое, как в моей. Три вышеперечисленных мною анализа крови в разных лабораториях стоят — от 450 до 600 и выше гривен. По итогу на двоих анализы крови с ПЦР-тестами нам обошлись в три тысячи гривен. Тест оказался отрицательным. А всего на борьбу с болезнью мы потратили около 10 тысяч гривен.
Амбулаторное лечение. Тест на выживание

Данная история вовсе не обо мне. Она в принципе о том, как лечат COVID амбулаторно. Она о том, что за свою жизнь и жизнь своих близких при таком подходе ты полностью отвечаешь сам. И тяжесть этой ответственности за себя и своих близких каменной плитой давит на твою психику. Ты можешь рассчитывать только на себя.
Потому что из-за огромной нагрузки семейным врачам просто некогда подробно заниматься пациентом. У них даже нет времени, чтобы толком изучить анализы крови, увидеть проблему, например, увеличенный в шесть раз с-реактивный белок, как было в моем случае, и скорректировать лечение.
Лечась амбулаторно дома, приходится многое решать самому — где и какие сдать анализы, как попасть на КТ, когда очередь расписана на две недели вперед, а нужно раньше, потому что 8-9-10-й день после начала болезни самый опасный — может начаться пневмония.
К тому же надо иметь в бюджете семьи тысячи гривен, чтобы купить нужные лекарства. А это еще тот квест, попробуйте купить в аптеках хотя бы витамин С-500, даже его нет. А сами лекарства адски дорогие.
Как быть пожилым людям? Как лечиться амбулаторно им дома, вернее, как выжить им, если у них нет круга здоровых и активных людей, которые решили бы эти проблемы? У них элементарно нет денег ни на что — ни на лекарства, ни на тесты, ни на анализы. Стоимость только одного ПЦР-теста, по сути, равна их месячной пенсии. Они в группе риска в силу своего зрелого возраста и хронических болезней. И у них средняя тяжесть течения болезни в самый короткий срок может перерасти в тяжелую — с осложнениями. Как можно за этим уследить?
Новым протоколом государство по сути поставило пожилых людей, и не только их, на грань выживания. Предыдущая редакция протокола не позволяла лечить среднетяжелых больных амбулаторно дома.
Что сделала власть, чтобы люди, не опасаясь за свою жизнь, могли лечиться дома? Ничего! Многие пациенты не могут элементарно даже дозвониться своему семейному врачу. Какие уж тут назначения и протоколы? Чтобы выздороветь, люди оплачивают счета за компьютерный томограф, нужные анализы и тесты из собственных пенсий и зарплат, а ковидный фонд власть тратит на дороги, а теперь еще и на кино? Неужели дороги и кино важнее жизни людей во время пандемии? Берегите себя и своих близких.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях