ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

О декорациях Натальи Денисовой наверняка будут слагать легенды

Актуальное сегодня14 декабря 2020 | 15:32

Так уж повелось, что Харькове всегда был интересный театральный художник, обогащающий историю отечественной сценографии талантливо оформленными спектаклями. Сегодня, без сомнения, это — Наталья Денисова, главный художник Харьковского академического театра кукол им. В. А. Афанасьева.

От строгих рамок замысла режиссёра…
Конечно же, Наталья Николаевна хотела стать художником, но никак не думала, что, окончив факультет графического дизайна Харьковского художественно-промышленного института (ныне Харьковская государственная академия дизайна и искусств) станет сценографом одного из лучших театров Украины. Успешно защитив диплом, выпускница уехала в свой родной город Ессентуки, ища практическое применение полученным в вузе знаниям. Но тут прозвучал судьбоносный телефонный звонок…
Вот уж действительно — в жизни ничего не происходит случайно. Однажды Наталья Денисова решила создать для своей маленькой дочери игру — театр-трансформер «Белый город». А затем, охваченная детскими впечатлениями, она вдохновенно воплотила этот замысел в дипломной работе. Эта дипломная работа обратила на себя внимание главного режиссера Харьковского театра кукол Евгения Гимельфарба, которого не устраивали костюмы и оформление сцены по эскизам художников, привлеченных к работе над предстоящей премьерой драмы «Мастер и Маргарита». Звонок известного режиссера театра анимации стал знаковым событием в жизни графического дизайнера, а с этого момента уже театрального художника Натальи Денисовой.
После удачного сценографического дебюта в «Мастере» она, согласно режиссерским замыслам Евгения Юзефовича, создает в этом театре декорации к спектаклям «Декамерон» Д. Боккаччо, «Опера нищих» Д. Гея, «Моя прекрасная леди» Б. Шоу, «Сказки Андерсена» В. Данилевича, «Любовь дона Перлимплина» Ф. Гарсиа Лорки и многим другим. Творческое сотрудничество художника Денисовой с режиссером Гимельфарбом длилось целое десятилетие, с 1992 по 2002 год. Работа с требовательным мастером, имеющим высокий авторитет в стане признанных профессионалов театра анимации, становится для Натальи Николаевны периодом обретения крепких навыков, но не даёт широких возможностей для самостоятельной аналитической работы над пьесой. Приходилось подчиняться указаниям режиссера, в каждом новом спектакле не позволяющего выходить за строгие рамки задуманного им сценического оформления. Евгений Гимельфарб добивался пространственного решения спектаклей с использованием нескольких сценических планов, что в дальнейшем становится в постановочной практике Натальи Николаевны отправной точкой для создания сугубо авторских сценографических проектов.
Пустая сцена — это особый мир, который волнует так же, как живописца волнует еще не загрунтованное полотно. Одним из любимых театральных художников Денисовой является выдающийся мастер своего дела, действительный член Академии искусств Украины, ныне покойный Даниил Данилович Лидер, слова которого стали для Натальи Денисовой творческим кредо: «Всегда ли есть смысл игнорировать собственно пространство сцены? Иногда эта мысль возникала оттого, что театр был бедный, и средств, чтобы выстроить достоверную декорацию, было недостаточно. Иногда была возможность воспроизвести лишь некий отдельный фрагмент декорации. Тогда сцена существовала рядом. И это было удивительно! Сцена сама является инструментом, а не фоном. Действующим пространством, а не местом. Оставаясь, на первый взгляд, одинаковой, она умеет рассказывать каждый раз об ином. Сценическое пространство любого театра, если к нему прикоснуться, становится подвижным. Сцена живая, она будто поворачивается к тебе. Она может ответить на твои вопросы, потому что сама владеет необходимым количеством информации».
Внимая этим мыслям, Наталья Денисова научилась по-особенному воспринимать тихую речь пустующей сцены, понимать живую душу и ценить красоту подмостков, лишенных «показного наряда».

…до самостоятельной сценографии
Наступил долгожданный день премьеры, когда Денисова ворвалась в театральные кулисы самостоятельной сценографией к «Майской ночи», закодировав в одном спектакле множество символических значений, по уровню восприятия легко считываемых разными возрастными категориями зрителей. «Ночь» стала очень сильной творческой мотивацией.
В платоновском «Чевенгуре» Денисовой удалось оживить не только предметную среду, а еще и символ времени, «задыхающегося» в дыму классовой борьбы. Исследованное к новому спектаклю пространство сцены она пытается расширить за счет ярусных декораций, тем самым увеличивая и усложняя объемы действенной сценической среды для режиссера, актеров, но только не для зрителей.
О декорациях, созданных Натальей Денисовой к спектаклю «Мнимый больной», театроведы будут слагать легенды если не сейчас, то очень-очень скоро. Что-либо более выразительно-изящное, универсальное, функциональное и комфортное представить трудно. На языке театра такое убранство сцены определяется как симультанное, то есть неизменяемое и постоянно видимое зрителями в течение всего спектакля. По сути, так и есть: никто не убирает со сцены кровать, двери, стулья, ночную вазу, множество разных клистиров, — а ощущения статичности нет. Потому что всё перечисленное находится в постоянном движении. Каждая декоративная деталь используемого реквизита индивидуальна, существует самостоятельно и ведет себя в соответствии с порученной ей ролью, ну прямо-таки как важное действующее «лицо». Секрет такого приема в том, что под цвет мебели окрашены костюмы персонажей, в чем и заключено единство их противоположностей. Порою предмет какого-либо утилитарного обихода естественным образом прирастает к наряду исполнителя, становясь неотъемлемой частью его внешнего вида. Сценография «аукается», а находящиеся в ней люди «откликаются». В художественном решении Натальей Денисовой спектакля связь живого лицедея с натюрмортом столь естественна, что мы перестаем сомневаться в искренности, скажем так, их антропоморфических отношений. Создается впечатление, что только в придуманном Денисовой интерьере артисты способны столь преданно дружить с декорациями!
Как пример можно также привести гоголевскую «Женитьбу», в которой сценическое оформление и реквизит предстояло наделить действенными функциями, то есть одухотворить и дать артисту возможность контактировать с предметом, словно с живым организмом. Возможно ли это? В Харьковском театре кукол, оказывается, возможно.
Успех достигается благодаря уникальному альянсу режиссера-постановщика Оксаны Дмитриевой и театрального художника Натальи Денисовой, много размышляющих о бескрайних возможностях сценического времени и пространства. Театральная природа двух философских величин постоянно исследуется ими — от спектакля к спектаклю увеличивая масштабы небольшой сцены. Укрепив свои творческие позиции в «Майской ночи», образная структура внутреннего убранства сцены совершенствуется режиссером и художником в «Простых историях» А. Чехова и, казалось бы, достигает апогея в «Короле Лире». Но это только казалось, потому что далее были «Чевенгур» А. Платонова, «Гамлет» У. Шекспира и «Казанова», в котором костюмированные ростовые куклы оживают уникальными декоративными образами, кои по уровню своего художественного обобщения превосходят по внешним и внутренним характеристикам персонажей и без того сложной пьесы М. Цветаевой.
Спектакли, созданные Оксаной Дмитриевой и Натальей Денисовой, — значительные достижения не только в пределах театрального Харькова. Практически все они высоко оценены на всеукраинских и международных театральных фестивалях и творческих конкурсах.

Михаил Милый,
студент театроведческого факультета Харьковского национального университета искусств им. И. П. Котляревского

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях