ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

От «Катюши» до «Бурана»

Актуальное сегодня12 ноября 2020 | 21:17

К 120-летию харьковского завода имени Т. Г. Шевченко

«Что я жду от XXI века? Познание мироздания ускорилось, инструментарий ученых позволяет исследовать немыслимо малые частицы материи. Если говорить о макромире, то вместе со Стивеном Хокингом готов повторить: «… Вселенная подчиняется какому-то порядку, который сейчас мы можем постигнуть отчасти, а полностью — не в таком уж далеком будущем. Возможно, эта надежда — всего лишь мираж; возможно, окончательной теории нет, а даже если и есть, мы можем никогда ее не узнать. Но, несомненно, лучше стремиться к полному пониманию, чем отчаяться в человеческом разуме. Трудно представить, сколько будет сделано в течение века совершенно неожиданных шагов для прорыва к новому знанию о Космосе».

Эта ремарка вынесена на форзац книги Олега Бакланова «Космос — моя судьба». Харькову промышленному Олега Бакланова представлять не надо — легендарный харьковчанин, который вырос из учащегося-ремесленника до министра общего машиностроения СССР, Героя Социалистического Труда (1976), лауреата Ленинской премии (1982).
Более четверти века отдал он не менее легендарному Харьковскому приборостроительному заводу имени Т. Г. Шевченко.

Он сказал: «Поехали!»

Чугунно-медно-литейный машиностроительный и котельный завод предпринимателя Г. А. Берлизова был основан на заре ХХ столетия. Завод производил инструменты, металлоконструкции, а также изделия из литья. После 1917 года ему было присвоено имя Т. Г. Шевченко.
Наиболее яркая страница в истории завода (эвакуированного из оккупированного Харькова) — участие в производстве пусковой ракетной установки, которая известна всему миру под названием «Катюша», оружие победы советского народа во Второй мировой войне.
Затем, вплоть до 1949 года, на заводе имени Шевченко освоили производство текстильных машин, а также запасных частей для них. И, возможно, харьковчане так и выпускали бы это оборудование для легкой промышленности, если бы не мировой взлет инноваций в области радиотехники и приборостроения.
Вот сегодня бы такой научно-технической гибкости поучиться! Завод передали Министерству промышленности и средств связи СССР, быстро наладили производство радиотехнической аппаратуры, которая предназначалась для обеспечения полетов военных и гражданских самолетов.
От авиационной аппаратуры так называемой «слепой» посадки самолетов и командных пунктов, оказалось рукой подать для прорыва страны в космос. В Харькове была сделана специальная аппаратура для первого искусственного спутника Земли, харьковские приборы обеспечивали полет корабля «Восток-1» с первым в мире космонавтом на борту Юрием Гагариным.
А теперь прикинем: с 1949 года, когда завод имени Шевченко выпускал текстильные машины, до выпуска точнейших проборов космического назначения прошло всего несколько лет.
И за эти несколько лет предприятие преобразилось: росли объемы производства, осваивались новые технологии, строились производственные корпуса, оснащаемые высокопроизводительным оборудованием. На боевое дежурство встали баллистические ракеты Р-12, укомплектованные аппаратурой харьковского завода. Именно эти ракеты оказались в эпицентре событий мирового масштаба — Карибского кризиса. И, кто знает, возможно, благодаря их наличию удалось предотвратить третью мировую войну.
И, наконец, завод принял участие в создании чуда мировой космической техники — в программе многоразовой транспортной космической системы (МТКС) «Энергия — Буран». Эта программа была ответом на аналогичную многоцелевую военно-гражданскую программу США «Спейс шаттл».
Как вспоминал выдающийся конструктор ракетной техники Андрей Гончар (НПО «Электроприбор»), на Киевском радиозаводе разместили всю аппаратуру борта, причем «между нашим опытным заводом и КРЗ (Киевским радиозаводом. — Прим. авт.) сложилась оптимальная кооперация на уровне деталей и блоков приборов, которая затем была распространена и на харьковский завод им. Т. Г. Шевченко. Главный инженер этого завода А. П. Шпейер проявил в этом вопросе инициативу. В эти годы обстановка была такой, что куда бы я ни обратился, достаточно было сказать, что это для «Бурана», как делалось все возможное для помощи нам».
Качество и надежность этой техники восхищают специалистов до сих пор. В Харькове сделали аппаратуру комплекса предстартовой подготовки и пуска ракеты-носителя «Энергия», которая могла выводить на орбиту свыше 100 тонн полезного груза. Это целый космический город, который бы постоянно функционировал, пополнялся, менялись бы экипажи. Создание такой ракеты открывало неограниченные перспективы освоения космического пространства, включая полеты пилотируемых комплексов различного назначения к Луне и Марсу.

Выжить с 90-х

После того как генеральный директор ПО «Монолит», головным предприятием которого был завод имени Т. Г. Шевченко, Олег Бакланов стал союзным министром, предприятие возглавил Юрий Загоровский.
Дважды Герой Социалистического Труда, академик НАН Украины, главный конструктор систем управления ракетно-космической техникой Владимир Сергеев, разработкам которого завод им. Т. Г. Шевченко многие годы давал жизнь, сказал о Ю. И. Загоровском так: «Чтобы успеть за бурными темпами развития научно-технического прогресса, ему довелось чаще, чем за все предыдущие годы, пере­оснащать производство завода на новые виды продукции. Он принял завод в период, когда передовая технология радиопроизводства базировалась на односторонних и двусторонних платах печатного монтажа, а ушел на заслуженный отдых, когда радиопроизводство завода первым в отрасли освоило изготовление микросхем частного применения с использованием тонкопленочной технологии».
В конце 80-х предприятие хозяйственным способом построило для рабочих и инженеров три микрорайона — на улицах Власенко, Богомольца и Селянской. А вот строительству метро (на подступах к заводу планировалась станция «Свет шахтера») Загоровский сопротивлялся. Шутил, давая мне интервью:
— Построим метро, мои специалисты сядут на метро и поедут, например, на «Турбоатом». Нет уж, пусть тут живут и работают…
Разрухе 90-х на заводе имени Т. Г. Шевченко противостояли мощно, придумывая применение своим недюжинным возможностям.
Именно здесь стали выпускать первые в Украине цифровые АТС и системы коммутации «КРОК-КН» для цифровых АТС. В дальнейшем, став головной организацией в выполнении «Комплексной программы развития национальных средств связи в Украине», освоили выпуск цифровой коммутационной станции «ЕС-11» для телефонизации сельских районов.
В 2004 году в стране появился автодорожный светофор на светодиодах производства завода имени Т. Г. Шевченко. Вскоре была разработана и конструкция железнодорожного светофора.
Летом 2009 года по требованию некой ООО Областной хозяйственный суд Харьковской области возбудил дело о его банкротстве.
Однако уже осенью, после того как харьковский завод имени Малышева начал производство танков БМ «Оплот» для вооружённых сил Таиланда, шевченковцы оказались востребованными: необходимо было выпускать комплектующие для систем управления танков «Оплот». Также завод освоил изготовление комплектующих для БТР-4 и танка Т-64БМ «Булат».
В бытность губернатора Михаила Добкина родилась идея выпускать на заводской площадке школьные электронные учебники, но быстро заглохла. Оказалось, что купить китайские гаджеты выйдет дешевле, чем наладить собственное производство.
Несмотря на то, что ныне завод включён в состав государственного концерна «Укроборонпром» и с 2014 года здесь заняты разработкой новых и модернизацией существующих электронных приборов для танков и другой бронетехники, большинство корпусов завода зияют раскуроченными окнами.
Время от времени появляются идеи снести «лишние» корпуса и создать на их месте развлекательный центр.
В свое время мне удалось дозвониться в Москву Олегу Бакланову:
— Нельзя такой завод, который имеет бренд имени Тараса Григорьевича Шевченко, отдавать под торговый центр или дискотеку, — сказал Олег Дмитриевич. — Это будет позор и для Харьковщины, и для всей Украины. Надо хотя бы новый планетарий там организовать. Я был в Харьковском планетарии, смотрел, он в стесненных условиях.
Думаю, у человечества нет иного пути, чем познание Вселенной, освоение Космоса. Пусть сегодня — сложные времена, но молодежь-то должна знать, что так было не всегда. Можно здесь создать Музей космической техники и аппаратуры, которая выпускалась и еще выпускается в Харькове. Нам надо учить мальчиков и девочек. А то сделают какой-нибудь торговый центр или дискотеку — и что? Может быть, воспитывая юное поколение, мы еще сохраним шанс вернуть себе былую научно-техническую мощь.
И добавил: «Мы в Харькове занимались самыми передовыми технологиями. Это была цель — научно-технический прогресс. Все наши технологии в основном соответствовали мировому уровню, а разработки двойного назначения во многом имели мировой приоритет. И харьковчанам, как говорится, сам Бог велел славить свои достижения».

Публикация подготовлена при поддержке Общественного
координационного комитета «Харьков ракетно-космический».

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях